Как Уральская биеннале стала главной выставкой современного искусства за пределами Москвы

И чего ждать от биеннале следующего года
«Полное собрание сочинений» Андрея Сяйлева в спецпроекте V биеннале «Все не то, чем кажется» /Уральская биеннале современного искусства

Уральская индустриальная биеннале современного искусства учреждена в 2010 г. как попытка исследовать индустриальность в качестве наследия и актуальной практики Уральского региона. Постепенно она выросла до одного из самых важных проектов в сфере российского актуального искусства. За это время в ней приняло участие более 300 художников из 70 стран, а площадками стали 14 заводов Екатеринбурга и региона. Уральская биеннале единственная из российских входит в Международную ассоциацию биеннале (The International Biennial Association).

Достижения биеннале признаны официально. III биеннале в 2015 г. получила премию «Инновация» в номинации «Региональный проект», а IV биеннале стала уже «Проектом года». В феврале этого года V биеннале «Бессмертие» первой из региональных проектов завоевала премию издания The Art Newspaper Russia как лучшая выставка года. «Проект помог городу стать выдающимся местом на мировой культурной карте. Мы заняли свою четкую нишу. Нас признало профессиональное сообщество, причем произошло это сразу после первой биеннале», – рассказывала «Ведомостям» комиссар биеннале Алиса Прудникова.

Тема и манифест каждого форума формулируются командой биеннале. Выбирая вопрос для исследования, коллективный разум биеннале концентрируется вокруг повестки, которую важно проработать здесь и сейчас. Поэтому неудивительно, что темы развивают и дополняют друг друга. «Фокус III биеннале обозначили как «Мобилизация» – не имея в виду милитаристских смыслов, но говоря про мобилизацию зрителя и возможность коллективного высказывания. IV биеннале «Новая грамотность» говорила о четвертой индустриальной революции, отсутствии вокабуляра о гуманитарном измерении нового технологического уклада. В трактовке «Бессмертия» в 2019 г. мы переключились с темы языка на проблемы времени, возможности его замедлить и прочувствовать», – поясняет Прудникова.

Баннер «Время для нового государства» арт-группы IRWIN, II биеннале, 2012 г. /Уральская индустриальная биеннале современного искусства

VI биеннале будет посвящена исследованию вопросов телесности, прикосновений, границ тела. Команда выставки объявила ее темой «Время обнимать и уклоняться от объятий». Это измененная цитата из Екклезиаста (одна из книг иудейского Священного Писания и Ветхого Завета Библии).

Проблематика телесности заинтересовала команду биеннале еще в январе, когда тема будущей выставки только прощупывалась. Тогда фокусом внимания считались изменения практики общения между людьми, инициированные глобальными сдвигами в обществе, в том числе, например, движением #MeToo. Затем, по мере распространения пандемии коронавируса, объявления большинством стран карантинных мер и пересмотра (как на законодательном, так и на бытовом уровне) привычных практик объятий, жестов, соблюдения дистанции и т. д., становилось яснее, что весь мир находится в процессе формирования новой реальности и новой нормальности, которые требуют осмысления. Многие привычные и естественные проявления, ощущения и действия (например, обнять близкого человека, машинально коснуться лица, толкнуть дверь рукой и т. п.) попали в разряд потенциально опасных или вовсе запрещенных.

«Если в первые встречи, посвященные тематизации биеннале, мы обращали внимание на меняющиеся конвенции межличностного общения, на этику прикосновения, на механику жестов, то сейчас нам явлена недвусмысленная невозможность контактов», – рассказывает Прудникова. «Как бы далее ни разворачивались события, опыт этого переживания, этой глобальной остановленности [из-за пандемии] и невозможной близости отпечатается в нашей обыденности. Мы не знаем, что будет в 2021 г., но полагаем, что к моменту запуска VI биеннале мы будем хорошо понимать, в каком времени находимся, и будем знать, можно ли рассчитывать на объятия или же от них все еще следует уклоняться», – продолжает она.

Сохраняя преемственность, VI биеннале также развивает вопросы, поднятые прошлым форумом «Бессмертие». «Мы искали тему новой биеннале, отвечая на вопрос, что делать после «Бессмертия». И нашли его в движении от макрокосма бессмертия к микрокосму собственного тела и его нового статуса в сегодняшнем переходном моменте. Конечно, тема объятий удивительно резонирует в сегодняшнем испытании неблизостью и неприкосновением, но я уверена, что эта дилемма останется актуальной еще долгое время», – комментирует Прудникова.

Помимо рефлексии и исследования текущей повестки у биеннале есть еще одна задача – становиться в буквальном смысле частью города. С первой биеннале 2010 г. форум проходит на нескольких площадках: основной проект занимает знаковое для Екатеринбурга индустриальное пространство (в разные годы им становились типография «Уральский рабочий», Уральский приборостроительный завод, Уральский оптико-механический завод), специальные проекты и параллельная программа охватывают самые разные адреса – от музеев классического искусства до галерей и кинотеатров.

Также в поле зрения организаторов работа с общественными пространствами. «В городской среде от биеннале должны остаться объекты и артефакты. Российским городам этого очень не хватает. Одна из основных функций ГЦСИ в регионах – насыщение пространств не только объектами, но и процессами современного искусства. Оставлять следы каждого проекта на уровне индивидуального зрителя или целого района», – объясняет Прудникова. Помимо искусствоведческого у этого подхода есть еще один резон: только вовлекая жителей, можно сделать биеннале частью города. «Биеннале воспитала нового зрителя, готового к вдумчивому диалогу с «непонятным». А ведь мы прошли большой путь от непонимания и даже агрессии. Был разработан оптимальный формат работы со зрителем с очень разным культурным запросом, от суперинтеллектуального до «суперникакого», – резюмирует Прудникова.