Музей самоизоляции открылся в Петербурге

О том, как мы это пережили, – виртуально
Кураторы называют новый виртуальный музей первой попыткой рефлексии на тему самоизоляции /Мария Михновец

Портреты домов, что видны из окна; внезапно родившиеся продолжения любимых стихотворений; фотографии уличных граффити и намыленных яблок; видеохроника пикника в домашних условиях; отчет о попытке научиться писать левой рукой – из таких экспонатов создается коллекция петербургского виртуального музея самоизоляции.

На картине Елены Беляниной смотрят друг другу в глаза два обычных пятиэтажных дома. «На карантине для меня мало что изменилось, но ощущение схлопнутости мира вокруг усилилось во много раз, – отмечает Елена. – Глобализация осталась только онлайн, и привычный городской маршрут сократился до минимума, если вообще не исчез. В проекте я фиксирую основные точки оставшегося маршрута – это и вид из окна, и магазин в радиусе сотни метров, и другие основные точки первой необходимости, которые я все же посещала во время самоизоляции».

Картина Елены – один из экспонатов виртуального музея, посвященного жизни в домашних условиях во время пандемии коронавируса. Проект «Антология самоизоляции» придумали и запустили музейное агентство Ленобласти, региональный комитет по культуре и творческое объединение художников «Группа 10».

Наши переживания во время самоизоляции – экспонаты воображаемого мирового музея пандемии /DR

Кураторы называют новый виртуальный музей первой попыткой рефлексии на тему самоизоляции. Чтобы объединить художественные высказывания участников проекта на заданную тему, решили применить «музейный подход»: собрать материал, а затем подробно изучить его, тщательно структурировать и систематизировать, бережно хранить и всячески популяризировать.

«Уйдя в самоизоляцию и оказавшись в одинаковой ситуации, мы переживали ее по-разному, очень индивидуально, и следы этих переживаний – экспонаты воображаемого мирового музея пандемии, а истории об этом – часть всеобщей истории, истории пандемии. И мы хотим сохранить и рассказать ее, сделав любого желающего ее частью», – говорит Андрей Кудряшов, заведующий экспозиционно-выставочным отделом Музейного агентства Ленинградской области. «Сейчас период самоизоляции уходит в историю. История и память – то, с чем работают музеи, функция которых – собирать, хранить и показывать предметы, которые говорят о прошлом и рассказывают истории людей. Вам самим решать, какие предметы наиболее красноречиво расскажут об этом событии, об испытанных вами эмоциях».

«Антология самоизоляции» – открытый проект, и принять в нем участие может любой желающий: организаторы предлагают присылать фотографии, рассказы, видео- или аудиозаписи.

Для сотрудников выборгского музея-заповедника «Парк Монрепо» период ограничений стал историей о вдохновении. Воодушевившись примерами музеев, работники которых читают вместе стихи, музейщики выбрали близкое им по духу стихотворение «Апрель» Джека Абатурова и записали совместное видео. А вскоре Наталья Сирвен сочинила и прислала из Франции продолжение стихотворения, и после этого родился ролик «Спонтанное продолжение стихотворения "Апрель"».

Чтобы поучаствовать в антологии, необязательно создавать собственные картины, стихотворения, постановочные фотографии или коллажи. Иногда для этого достаточно просто «поймать момент». Музейными экспонатами становятся, например, репортажные снимки, запечатлевшие характерные для пандемии атрибуты или ситуации. Одна из петербургских семей смонтировала видеохронику похода, который состоялся в домашних условиях: разбита палатка, нарезан салат, жарятся сосиски, путешественники устраиваются на ночлег.

Мария Михновец прислала в виртуальный музей фотографию граффити с одинокой черной кошкой в окне и решила поделиться личным опытом выбора продуктов во время пандемии. «Перестройку я застала маленькой девочкой. Очередей не помню, зато хорошо помню, что главной валютой считалась водка. Поэтому первым пунктом в стратегическом списке продуктов стала именно она, – пишет Мария. – А потом вижу на полке сахар (который не ем) и за спиной будто бы стоит моя бабушка, которая в детстве пережила голод 1932 года. И бабушка говорит: бери сахар, бери, пососешь, возьмешь за щеку, и сыта почти весь день. Верно советует бабушка, думаю я. И беру сахар».

Картина Елены Беляниной – элемент проекта ««Антология самоизоляции» /Елена Белянина

На фотографии Олега Жуковского – киногерой, продюсер и режиссер Джулиано Ди Капуа, которого пандемия застала в родной альпийской деревушке Atrmazing, с соседом по дому, тренером швейцарской горнолыжной сборной Хьюго Ансермо. Шутливая подпись под снимком фиксирует настроение момента: «Мирное швейцарское небо, один самолет в неделю. Буренки и козочки перезваниваются на альпийских склонах. Журчащие ручьи, переливаясь изумрудными струями, восхваляют Создателя. Мы переплавили золото наших медалей в восхищение перед бытием».

Как отметил один из создателей проекта, музейный сценограф Никита Сазонов, сейчас участники «Антологии самоизоляции» находятся внутри своего времени и под влиянием момента и им сложно объективно оценивать то, что с ними происходит. Расставить акценты поможет время, эмоции постепенно улягутся, а сегодня приметы времени фиксируют камеры, социальные сети и мессенджеры. Из этой хроники составляется летопись жизни во время пандемии.

По словам кураторов петербургского музея, аналогичные попытки музеефикации времени предпринимаются и в других городах и странах. Некоторые из них также напрямую связаны с жизнью во время пандемии. Например, в Калининграде запустили аудиопроект «Звуки пандемии» – кураторы создают картотеку звуковых картин, характерных для периода эпидемии.

Задуманный как региональный, проект спонтанно расширился, перейдя границы не только Ленинградской области, но и России. Экспонаты будущего музея уже присылают «изолянты» из Португалии, Японии, Польши, Украины, Белоруссии.

В ноябре в выставочном зале «Смольный» на основе присланного материала будет открыта выставка. Выход в офлайн – обязательная ее часть. Это позволит и зрителям, и создателям музея вернуться в мир тактильных ощущений и теперь уже со стороны посмотреть на образы, рожденные периодом многочисленных ограничений.