«Не я хожу на футбол – футбол приходит ко мне»

Генеральный менеджер Four Points by Sheraton Марко Фиен рассказывает об истории появления 5-звездочного отеля в Саранске и о влиянии на город чемпионата мира
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Саранск казался самым невероятным из 11 городов, которым выпала удача принимать матчи чемпионата мира по футболу в России. Казалось, ну какой мундиаль в городе с населением 315 000 человек, никогда не имевшем серьезных футбольных традиций? Более того, в столице Мордовии отсутствовала и необходимая инфраструктура: ни современного стадиона, ни аэропорта, ни гостиниц высшего класса для привыкших к комфорту чиновников и спонсоров FIFA. Но Саранск, получивший право проведения ЧМ по желанию предыдущего президента FIFA Зеппа Блаттера (мечтавшего принести большой футбол как можно в большее число стран, в том числе и в угро-финскую Мордовию), оказался отличным местом для проведения ЧМ! Необходимая инфраструктура появилась точно в срок, и небольшой город в июне буквально заболел футболом. Саранск наводнили десятки тысяч ярких и позитивных болельщиков из Перу, Ирана, Португалии, Японии – такого буйства красок и языков столица Мордовии не видела никогда. А все основные объекты чемпионата оказались в Саранске в шаговой доступности, и праздник оказался концентрированным и запоминающимся.

Чемпионат мира в Саранске был отмечен и историческим государственным визитом: матч сборных Колумбии и Японии посетила японская принцесса Хисако Такамадо, почетный председатель Японской ассоциации футбола. По данным телеканала «Россия 24», это был первый за 102 года визит в Россию члена японской императорской семьи.

К чемпионату мира в Саранске было построено два высококлассных отеля глобальных гостиничных сетей: 5-звездочный Four Points by Sheraton, входящий в американскую группу Marriott, и 4-звездочный Mercure французской сети Accor. Отель американского бренда в Саранске возглавил ветеран Marriott, немецкий менеджер Марко Фиен, для которого это оказался уже третий приезд в Россию – до этого он возглавлял отели в Москве и Санкт-Петербурге.

В интервью «Ведомостям» Фиен рассказал о том, как в Саранске появился отель Four Points by Sheraton, о влиянии чемпионата мира на город и о перспективах столицы Мордовии как бизнес-направления.

– Расскажите, пожалуйста, как в Саранске появился отель Four Points by Sheraton и когда вы присоединились к проекту?

– Проект появился, насколько я знаю, около пяти лет назад, когда был выделен земельный участок под строительство отеля. Думаю, что идея появилась из-за множества спортивных объектов, построенных в Саранске, – было решено, что городу необходим более высококлассный отель, чем существовавшие на тот момент. Для строительства отеля понадобилось пять лет, нынешний владелец здания [Владимир Кошелев] приобрел его через год после начала строительства и с тех пор сопровождал его на всех этапах. У владельца – строительный бизнес в Самаре, и он также осуществляет много строительных проектов с правительством Мордовии.

Я присоединился к проекту в ноябре 2017 г. Я 25 лет работаю в компании Marriott, и когда компания Starwood стала частью Marriott, у меня спросили, не хочу ли я возглавить проект в Саранске. Конечно, первым делом я открыл карту – посмотреть, где это. (Смеется.) До этого я работал в Москве и Санкт-Петербурге (в 2004–2008 гг. возглавлял Courtyard by Marriott Moscow City Center, в 2011–2015 гг. – Courtyard by Marriott St. Petersburg Pushkin. – «Ведомости»), так что представлял себе культуру больших российских городов. Саранск, конечно, город другого масштаба, многие вещи тут отличаются. Тем не менее работать в городе, который принимает чемпионат мира, это замечательно.

– Каковы были для вас «за» и «против» того, чтобы переехать на работу в Саранск?

– Было два основных соображения «за». Во-первых, возглавить проект с нуля и поработать на бренд, в котором я раньше никогда не работал. Когда ты открываешь отель, у тебя есть возможность самому набрать всех сотрудников, учесть самые разные нюансы – это уникальная возможность, которой у тебя никогда нет, когда ты приходишь в существующий отель.

Во-вторых, это возможность поработать на чемпионате мира. Я пришел на должность генменеджера всего через месяц после того, как Саранск получил право принимать ЧМ, это уникальное событие, равного которому в истории Саранска не было, и кто знает, когда появится еще.

– Но какие соображения были «против»? Это сейчас мы с вами в Саранске и видим и чувствуем, что чемпионат мира здесь удался: город небольшой, все основные инфраструктурные объекты и достопримечательности в шаговой доступности, болельщикам очень удобно, и центр города буквально живет футболом. Но когда объявили, что Саранск примет матчи ЧМ, это поразило всех, поскольку город никогда не был ни туристической, ни деловой дестинацией.

– Согласен. Но не забывайте, что спортивная инфраструктура в городе уже была. Саранск позиционирует себя как спортивный город: здесь построены центр водного спорта мирового уровня с бассейном для прыжков в воду, ледовая арена (в декабре город будет принимать соревнования по фигурному катанию), открытый и закрытый легкоатлетические стадионы – также мирового уровня. Думаю, в этом причина, почему Саранск получил право принимать ЧМ. А теперь, при наличии стадиона «Мордовия арена», наши возможности еще больше. Когда ЧМ закончится, число мест на стадионе будет уменьшено с 45 000 до 25 000, но он все равно останется крупнейшим во всем регионе.

Главным «против» было то, что город маленький, аэропорта фактически не было. Но теперь все перестроено, инфраструктура приведена в порядок. Усилия для этого были предприняты невероятные. И я аплодирую руководству республики и города, которые смогли добиться права проведения ЧМ для Саранска и обойти других конкурентов.

Моя компания видит Россию как бизнес-направление, не как туристическое (за исключением, может быть, Санкт-Петербурга). И в случае с Саранском у нас есть шанс принести в город бизнес, которого здесь до этого не было. У нас в отеле 600 кв. м конференц-залов с оборудованием и возможностями трансформации, которые вы можете найти только в крупнейших городах. Это привлечет – и уже привлекает – региональные компании в Саранск для проведения презентаций, конференций и т. д. То есть для нас MICE – это главное направление, а локальный бизнес – такой как свадьбы – это дополнение к нему.

Главный MICE-рынок для нас, конечно, Москва – деловая столица и сосредоточение множества компаний. Будем приглашать их для проведения своих мероприятий в Саранске. У нас в Москве есть менеджер, специализирующийся на продаже именно нас и еще 2–3 направлений. И это уже доказало свою эффективность.

– Вы действительно думаете, что у Саранска есть потребность и поток приезжих для отелей такого уровня, как Four Points by Sheraton и Mercure?

– Да. Но это не произойдет в одночасье – предстоит очень много работы. Мы анализируем график спортивных соревнований, плотно работаем с городскими и республиканскими властями, туристическими агентствами, местным бизнесом – в Саранске есть производители кабелей, солнечных панелей, финансовые компании... Но, конечно, немедленной 80%-ной заполняемости я не ожидаю.

Mercure открылся приблизительно в одно время с нами, у них очень хороший продукт. И в будущем мы надеемся работать сообща, чтобы совместно принести в город большие мероприятия.

– В дни матчей ЧМ заполняемость у вас не то что 80%-ная, а 100%-ная. А между матчами, я полагаю, резкое падение. Как вы балансируете ситуацию?

– Так как мы официальный отель FIFA и заблаговременно начали работать с Match Accomodation (агентом FIFA по размещению. – «Ведомости»), у нас нет резких колебаний загрузки. Сейчас отель заполнен перуанскими болельщиками, через два дня приедут японские и т. д. Но основная наша клиентура в дни чемпионата мира – сотрудники FIFA (наш отель является базой FIFA на эти дни) и спонсоры ЧМ, которые живут тут постоянно. Так что до конца июня (окончания групповой стадии ЧМ. – «Ведомости») мы будем полностью загружены каждый день.

– А что будет после?

– Июль, я полагаю, тоже будет неплох с точки зрения загрузки. Август – сезон отпусков, когда загрузка низка. А с сентября начнется сезон конференций и деловых событий. Он продлится до ноября. В декабре, я думаю, мы сосредоточимся на местном бизнесе – новогодних вечеринках и проч.

– На ваш взгляд, что ЧМ даст России как туристическому направлению?

– В иностранных СМИ очень много критикуют Россию. Оправданно или нет – это другой вопрос. Иностранные болельщики, которые приедут в Россию, получат возможность увидеть ситуацию своими глазами и сделать собственные выводы, ощутить гостеприимство россиян. Россия проделала громадную работу, чтобы принять ЧМ, изменения в городах, которые его принимают, колоссальные – взять хотя бы Саранск.

– Вы сами на матчи ЧМ ходите?

– В данном случае не я хожу на футбол – футбол приходит ко мне. Что просто фантастика! Но, конечно, я хожу на «Мордовию арена», чтобы видеть там гостей моего отеля, моих коллег, моих друзей из города – чтобы вместе дышать воздухом чемпионата мира.

Стадионы, на которых проходят матчи чемпионата мира

– Кстати, о коллегах. Где вы искали персонал для отеля?

– Я – единственный иностранец в отеле, все остальные – россияне. Это хорошо, поскольку отель создал много новых рабочих мест для россиян. Команду менеджеров для отеля я собрал в основном из сотрудников Marriott – из других отелей в России. Им было интересно либо поучаствовать в открытии нового отеля, либо занять более высокую позицию, либо поработать в городе, принимающем ЧМ. Но 85% сотрудников моего отеля – местные жители: молодые, как правило, без опыта работы. Что для нас вполне нормально, так как Marriott очень силён в подготовке кадров, более того, ориентирован на то, чтобы нанимать молодых и учить их.

Оказалось, что люди здесь очень талантливые и очень любят учиться. Изначально, когда я только приехал в Саранск, я думал, что найти и обучить людей будет очень сложно. Но был приятно удивлен – даже в том, что касается уровня английского. Хотя именно английский является самым большим вызовом. Для чемпионата мира мы специально отбирали сотрудников, способных общаться с нашими гостями.

– И как вы решаете проблему с английским? Организуете для сотрудников языковые курсы?

– Мы организуем для сотрудников – в зависимости от их позиций – занятия, где они изучают лексику и фразы, необходимые для их работы. Это можно назвать языковыми курсами, но они очень специализированные: словарь и фразы, необходимые сотруднику ресепшн, бармену и т. д. Сотрудники ресепшен пришли к нам уже с хорошим знанием английского и учили у нас профессиональную лексику и обороты.

– Сколько у вас всего сотрудников?

– Для функционирования отеля в нормальных условиях нам достаточно 80 сотрудников, на время чемпионата мира у меня больше 100 человек. Потому что мы все делаем в отеле сами: у нас свой кондитерский отдел, мы не покупаем полуфабрикаты для ресторана, у нас своя прачечная и т. д.

– Вы работали в разных странах – Германии, России, Казахстане, на Ближнем Востоке. Чему вы там научились?

– Я немец. Работая в России, я понял, что у русских и немцев гораздо больше общего, чем принято считать. По-моему, это очень позитивный факт.

Перед тем как начать работать в Саранске, я познакомился с другими российскими городами, чтобы изучить разные аспекты вашей жизни. Я был в Казани, в Самаре, в Сочи – чтобы посмотреть разную Россию. Москва радикально отличается от остальной России, а Россия заслуживает того, чтобы ее открыть. Очень сложно понять Москву с Красной площади – нужно разговаривать с людьми в других городах. Например, в Саранске. И я очень благодарен судьбе, что у меня есть такая возможность.

До этого я работал в Казахстане – было очень интересно изучить историю отношений ваших стран сейчас и во времена СССР. Я увидел, что казахский народ очень гостеприимный, а гостиничная индустрия в стране очень перспективная.

А до Саранска я работал в Турции [генеральным менеджером Marriott Istanbul Hotel Asia]. К сожалению, это было самое тяжелое время в гостиничной индустрии Турции – 2015–2017 гг. До этого все было прекрасно: море, солнце и песок, и вдруг вмешалась политика. Но это был очень полезный опыт. В будущем я, безусловно, вернусь в Турцию, я очень полюбил эту страну. Как я полюбил и Россию – я возвращаюсь сюда работать уже в третий раз.

Ведь индустрия гостеприимства – один из старейших бизнесов. Да, теперь это высокотехнологичный цифровой бизнес, но его суть не изменилась: главное в нем – по-прежнему человеческие отношения, радушие людей. И это то, что держит меня в этом бизнесе уже 35 лет.

– А почему вы выбрали гостиничный бизнес для карьеры?

– В 1975 г., когда мне было 13 лет, мы с родителями поехали отдыхать в Португалию, в Алгарве. Поехали на машине – а это далеко от моего родного Гамбурга. Мы проезжали мимо роскошного нового отеля, и папа сказал: «Давайте остановимся в нем!» Вечером генменеджер отеля давал прием для гостей на берегу Атлантического океана: синяя вода, полоса белого песка, потом полоса зеленого газона… Сегодня мы назвали бы такой стиль общения с гостями «старомодным», но я по-прежнему его люблю. А тогда, в 13 лет, я был просто поражен. Увидев генменеджера, я сказал: «Мама, я хочу быть, как он». И это желание у меня не исчезло: пригласить весь мир к себе в гости, узнать другие страны, другие города, другие культуры... За первые три года учебы я работал на всех [базовых] позициях, что и сегодня есть в нашем отеле: посыльного, официанта, уборщика, работника кухни…

– Какой был самый необычный запрос у вашего гостя?

– В Гамбурге, в моем самом первом отеле, где я работал посыльным, клиент заказал деревянный ящик строго определенных размеров. Мы заказали работу местной компании, она сделала ящик и доставила его в номер клиента, клиент его оплатил. Через некоторое время клиент съехал из отеля, оплатив все счета за проживание. Ящик и весь остальной багаж был загружен в его машину. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что клиент съехал из отеля, забрав с собой мини-бар! Не бутылочки из мини-бара, а весь холодильник целиком! Он измерил размеры холодильника и заказал деревянный ящик, чтобы спрятать мини-бар в нем! Это было начало 80-х гг., возможно, ему показалось крутым иметь такую новинку – маленький холодильник для маленьких бутылочек – у себя дома.

– И отель не пытался его разыскать, взыскать стоимость мини-бара?

– Не знаю – я в то время был всего лишь посыльным.

– Я как-то читал статью про необычные кражи в отелях. Из лобби одного отеля непонятно, как похитили огромный кусок горного хрусталя, украшавшего отель, из лобби другого – чучело пантеры. Причем позже портье вспомнил, что он видел группу рабочих в одинаковых спецовках, выносивших из отеля свернутый ковер. То есть они украли из отеля не только чучело, но и ковер, в который завернули пантеру! Вообще, насколько воровство имущества – это серьезная проблема для отелей?

– После того как из этого отеля съехала первая группа постояльцев – это были реально первые гости нашего отеля, еще до его официального открытия, – мы обнаружили, что из одного из номеров исчезли все полотенца и халаты. Не буду вам говорить, что это была за группа. Но мы нашли этих гостей и позвонили им, вежливо сказав: «Кажется, вы забыли заплатить за халаты и полотенца». После обсуждения они вернули их в отель.

В курортных гостиницах, независимо от национальности гостей, воровство – это более серьезная проблема, чем в бизнес-отелях. Так как гости курортных отелей путешествуют много реже – возможно, лишь раз в году. И это правда проблема: вы не можете заложить в стоимость номера полотенца, которые будет забирать с собой каждый постоялец. В таком случае, после того как гости поменяются 30 раз, в номерах не останется полотенец.

И это не зависит от национальности гостей, но зависит от их культуры и опыта. Чем чаще вы путешествуете, тем меньше у вас соблазн собирать ручки или спички из отелей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать