Менеджмент
Бесплатный
Михаил Малыхин

Лопаты в России сменят экспатов

«Ведомости» поинтересовались, почему иностранные менеджеры сегодня решают укорениться в России

В России в последние лет пять продолжается исход менеджеров-экспатов, подтвердили «Ведомостям» эксперты крупнейших хедхантинговых агентств. Место экспатов занимают российские специалисты и иностранцы, решившие связать свою дальнейшую судьбу с Россией. «Мы называем их локализованными экспатами или попросту – лопатами», – шутит Игорь Чугай, партнер Amrop Russia. Он поясняет, что речь идет о так называемых обрусевших иностранцах, которые приехали не на год-два, а решили остаться здесь надолго.

Русские – не хуже

Проведенное RichartsMeyer несколько месяцев назад исследование рынка экспатов подтверждает тенденцию сокращения потока иностранных специалистов в Россию в последние 3–5 лет, рассказывает Ольга Демидова, управляющий партнер RichartsMeyer Recruitment Group. «По нашим данным, одной из главных причин выступает замещение экспатов отечественными специалистами, опыт которых за последние годы значительно возрос и вполне соответствует международным стандартам», – отмечает Демидова.

«Во многом эта тенденция готовилась все эти годы, когда менялся сам профиль востребованного экспата», – размышляет Игорь Шехтерман, управляющий партнер консалтинговой компании RosExpert. Его компания давно работает с крупнейшими промышленными холдингами и международными компаниями, которые привлекают в свои управленческие команды иностранных сотрудников. Он рассказывает, что еще 10–15 лет назад они во многом формировали управленческую культуру компаний, их задачами были постановка и развитие эффективного управления.

«За прошедшие годы выросло новое поколение российских топ-менеджеров – блестяще образованных, имеющих опыт работы в международном бизнесе, опыт работы за рубежом, – считает Шехтерман. – Все они обладают существенным конкурентным преимуществом – знанием русского языка и полным пониманием особенностей российского менталитета и бизнес-культуры». По его словам, россияне могут выстроить эффективные взаимоотношения в команде, понимают особенности работы с государственными органами, местными администрациями – именно они приходят на смену экспатам.

Лопаты – дешевле

Однако есть области, в которых требуется специфическая экспертиза, замечает Шехтерман. Это современные промышленные технологии и логистика – особенно розничная, уникальные специалисты, обладающие связями и экспертизой на международных финансовых рынках. «Здесь компании продолжат практику приглашения иностранных специалистов, организуя для них необходимые условия для работы – например, работу в паре с локальным руководителем, который будет отвечать за все взаимодействия с сотрудниками и/или внешними структурами», – рассказывает эксперт.

Необходимость в западном опыте в российских компаниях не отпала, уверен и Чугай из Amrop Hever. По его мнению, розница, агропром, высокотехнологичные отрасли все еще нуждаются в иностранных специалистах. Как раз тут и нужны теперь "лопаты", обладающие "западными знаниями и хорошо знающие российский бизнес, владеющие языком, но – менее дорогие".

Локализованных экспатов сейчас предпочитают иностранцам прежде всего из-за более высокой эффективности по сравнению с теми, кто еще не прошел кривой обучения российским реалиям, считает Константин Борисов из Support Partners. Вторым мотивом найма «русских экспатов» является общая стоимость привлечения такого топа. Давайте подсчитаем, предлагает Борисов. По его оценке, если квалифицированного «местного» экспата можно привлечь на оклад 800 000–1 000 000 руб. (примерно 18 000 евро) в месяц, то приезжающий сюда англичанин или американец обойдется компании от 30 000 евро. Но главное начинается дальше, говорит Борисов. Ведь переезжающему экспату надо обеспечить аренду хорошей квартиры (200 000–300 000 руб. в месяц) или дома (от 350 000) на весь период – это от 2,4 млн руб. в год. Личный водитель обойдется от 45 000 руб. в месяц. Страховка для всей семьи. Обучение детей в англо-американской школе может стоить от $90 000 за год. А еще – оплата перелетов для всей семьи на родину хотя бы два раза в год. Итого: даже относительно недорогой восточноевропейский экспат обойдется дороже местного на 7–8 млн руб. в год. Осталось понять, зачем самим иностранцам нужны Россия и российский бизнес.

Корин Жак: в Париже было скучно

"На днях я случайно нашла авиабилет из Москвы в Париж на 5 июля 1995 г.", – рассказывает француженка Корин Жак, вице-президент «Рив Гош». Ровно двадцать лет назад она уволилась из Givenchy, бизнес которой развивала в Восточной Европе в начале 90-х. Перед ней стоял вопрос: остаться в России или вернуться на родину. Корин предпочла остаться и, по ее словам, не пожалела. Тогда ей казалось, что Париж – скучно, а во Франции ничего значительного не происходит – самое главное происходит в России.

Корин Жак замечает, что многие ее соотечественники сейчас покидают страну по экономическим или политическим соображениям. Те же, кто остался, по ее словам, разочарованы политической конфронтацией, которая порождает ксенофобию, мешает обычным людям понимать друг друга. Ей, как и прежде, приятно работать в России, но иногда пугают русские коллеги, которые вдруг начинают в светском разговоре с жаром обсуждать заявления или поступки Олланда.

Корин рада, что здесь уважаема и нужна сейчас. Однако со временем, когда придется оставить работу, она собирается вернуться во Францию – туда, где родилась.

Кристиан Кремер: в Европе я скучал по друзьям в России

«В 2003 г. я был рад предложению родной BMW, где к тому времени проработал 17 лет, возглавить дивизион в России», – вспоминает Кристиан Кремер, назначенный несколько месяцев назад гендиректором «РМ-терекс». – Я думал: поработаю года три, в моем резюме появится строка «президент», и я продолжу карьеру в Европе. Но здесь я получил новые возможности – на посту управленца чувствовать себя бизнесменом, иметь свободу в принятии решений – развивать дилерскую сеть, строить новый завод в Калининграде, формировать стратегию развития компании».

Когда Кремер отправлялся в Россию, его босс советовал не забивать себе голову изучением русского языка: «Там все говорят по-немецки и по-английски». Но выходя на улицу в Москве, Кремер испытывал дискомфорт – не понимал, что говорят вокруг. Изучая русский, по его признанию, начал больше понимать людей здесь.

«Кроме языка мне пришлось приспосабливаться к особенностям местного менталитета. В первые месяцы работы не понимал, как человек может мне звонить и требовать встречи через пару часов – в Германии привык, что каждая встреча планируется за несколько дней и недель, а каждый день расписан по минутам, – вспоминает менеджер. – Теперь ежедневно оставляю в расписании свободное время для непредвиденных встреч».

В 2010 г. Кремер все-таки получил предложение, от которого не смог отказаться, – поработать на BMW в Италии. Однако в Европе, по его словам, скучал по друзьям в России: «Скучал по свободе в принятии бизнес-решений, и, когда меня пригласили в Москву работать на одного из крупнейших мировых luxury-ритейлеров, я согласился».

Это был полезный опыт – работать в российской компании с западными партнерами, вспоминает немец. Но ему хотелось вернуться в автомобильную промышленность, в машиностроение – так он оказался в «Русских машинах», где сейчас возглавляет совместные предприятия по производству и дистрибуции строительно-дорожной и сельскохозяйственной техники «РМ-терекс» и АГКО-РМ. «Мне нравится работать в команде «Русских машин» – это профессионалы международного уровня, – признается Кремер. – В компании успешно внедряются лучшие управленческие и производственные практики, ежедневно ставятся и решаются сложнейшие задачи. Несмотря на непростую макроэкономическую ситуацию, мы проводим глубокую модернизацию наших заводов, организуем выпуск новых продуктов, например экскаваторов нового поколения, осваиваем российский рынок сельскохозяйственной техники, строим планы по развитию экспортного направления. Я вижу здесь хорошие перспективы и в ближайшее время планирую продолжать свою работу в России».

Андреа фон Кнооп: я – немка с русской душой

«Там, где церковь, там и поп, а где фабрика – там Кнооп», – напоминает дореволюционную поговорку работающая в компании EY Андреа фон Кнооп. Как утверждает сама Андреа, сегодня она единственный представитель известной династии, предок ее мужа – Людвиг фон Кнооп – был основателем российской текстильной промышленности, ему принадлежали около 200 мануфактур по всей стране, наиболее известные из которых – питерская под Нарвой и Даниловская в Москве.

Андреа впервые приехала в Советский Союз совсем юной в составе делегации ФРГ на выставку «Химия-1965». По ее словам, ей было страшно ехать в «загадочную закрытую страну», однако знакомство с русскими перевернуло представления о Советском Союзе. Так, Андреа проявила инициативу, чтобы попасть на стажировку в МГУ в начале 70-х, где познакомилась с представителями старой русской интеллигенции – вдовой Прокофьева, дочерью знаменитого поэта Ниной Бальмонт-Бруни, семьей скульптора Вадима Сидура и многими другими. Сначала Андреа работала в представительствах крупных немецких банков, а также стояла у истоков создания совместного предприятия Arthur Andersen в СССР. В 1993 г. знаменитый немецкий предприниматель Отто Вольф фон Амеронген, которого Андреа считает своим учителем и наставником в части жизни и работы в России, предложил ей возглавить представительство немецкой экономики в России, отстаивающее интересы Объединения торгово-промышленных палат Германии на территории нашей страны. Андреа с радостью приняла предложение. «Думала, это на пару лет, а оказалось – на все четырнадцать», – шутит она. Через два года Андреа заняла пост председателя правления Союза немецкой экономики, продолжая совмещать обе должности вплоть до 2007 г.

Последние годы Андреа работает в компании EY, оставаясь одним из ведущих специалистов по немецкому бизнесу в Москве. На сегодняшний день ее опыт работы в России превышает 35 лет.

«У немцев и русских много общего, – размышляет фон Кнооп. – И те и другие большое значение придают личным связям и ценят дружбу и преданность». По ее мнению, заслужить дружбу русского любому иностранцу очень сложно, но, заручившись доверием, можно не сомневаться: русский партнер будет предан и не подведет. Верность и постоянство, на ее взгляд, те самые качества, которые сближают немецких и российских бизнесменов. Поэтому, по мнению Андреа, сегодня немцы составляют самую большую и влиятельную бизнес-диаспору в России. По ее словам, в нашей стране сегодня работают более 6000 компаний.

«Я – немка с русской душой. Меня связывают с этой страной около 40 лет жизни. Поэтому я не собираюсь отсюда уезжать», – говорит Андреа.

Бу Андерссон: мое единственное хобби – «АвтоВАЗ»

Президент "АвтоВАЗа" Бу Андерссон работает и живет в России шесть с половиной лет, из них пять провел, работая на ГАЗе. «Я и моя команда сделали ГАЗ успешным, прибыльным предприятием. Считаю, этот опыт был важен для акционеров при назначении меня на новую работу на "АвтоВАЗе", – говорит менеджер. – Следующая интересная и сложная глава в моей профессиональной жизни – это возрождение бренда Lada для российских и зарубежных потребителей». По его словам, "АвтоВАЗ" терял свои позиции на протяжении последних двух десятилетий. «Основываясь на существующих экономических условиях и рыночной конкуренции, мы должны сделать это через два-три года вместе с выходом новых продуктов. Только так мы сможем защитить бренд Lada и обеспечить перспективное будущее для сотрудников "АвтоВАЗа" и их семей».

«Результат, которого я хочу достичь, – это сильный "АвтоВАЗ", производящий достойную продукцию с прибылью и гордостью для всей России, – признается Андерссон. – Мое единственное хобби – это "АвтоВАЗ". Я живу в России со своей семьей. У меня есть только одна проблема – что в сутках только двадцать четыре часа. Вопросы о будущем после моей работы на "АвтоВАЗе" будут потом и сейчас для меня не представляют интереса».

Счастье в личной жизни

Михаэль Гермерсхаузен, управляющий директор рекрутингового агентства Antal Russia, признается, что пережил в России со своей компанией два кризиса, но не собирается покидать страну. Его, как и Андерссона, с Россией связывает не только бизнес, но и семья. Его сыну вскоре предстоит выбирать гражданство – вопрос пока остается открытым.

«Семья для карьеры иностранцев, желающих работать в России, имеет порой решающее значение», – уверена Виктория Петрова, председатель экспертного совета ГК «ЛюдиРеорlе». Она вспоминает, как, работая еще в компании «Русал», видела, что решающую роль в этом вопросе играли жены топ-менеджеров. Однако, по ее мнению, во многом выбор в пользу России связан все-таки с более выгодными карьерными перспективами, которые не могут предложить сегодня в Европе и Америке. Петрова считает, что вопрос локализации экспатов в России будет зависеть в конечном счете от того, что смогут предложить отечественные работодатели.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать