Менеджмент
Бесплатный
Мария Подцероб|Светлана Романова
Статья опубликована в № 3933 от 07.10.2015 под заголовком: Скупка бизнес-школьников

Руководители компаний раздают крупные гранты студентам бизнес-школ

Но движет ими вовсе не благотворительность, а исключительно прагматичный интерес

Двадцатидевятилетний Рустам Эйбатов, основатель обувного стартапа Affex, поступил на программу MBA Московской школы управления «Сколково» летом 2014 г. Полуторагодовое обучение в школе стоит 60 000 евро. Такой суммы у Эйбатова не было. Чтобы оплатить учебу, ему пришлось взять кредит и потратить собственные накопления. Отчасти решить проблему финансирования Эйбатову помог и конкурс самых ярких проектов, который проводила школа «Сколково»: он подал заявку, занял третье место и получил 10 000 евро от спонсора конкурса – компании International Paper.

Несмотря на кризис, в этом году еще несколько крупных компаний решили спонсировать образование студентов бизнес-школы «Сколково». Они выделяют студентам гранты по нескольку десятков тысяч евро. Эксперты говорят, что компаниями движет вовсе не благотворительность, а меркантильный интерес. Представители компаний проверяют заявки будущих студентов и заодно присматриваются к их авторам как потенциальным сотрудникам. Отказываясь от услуг кадровых агентств, они напрямую выходят на потенциальных кандидатов, а также создают своеобразное «сообщество талантов», откуда потом могут черпать ценные кадры.

Спрос есть

В этом году в школе «Сколково» разыгрывают девять грантов. На каждый из них претендует около 20 человек, на данный момент подано 180 заявок, говорят представители школы. В «Сколково» предполагают, что соискателей будет больше – время подачи документов еще не завершилось и продлится до конца недели. Предприниматели и менеджеры должны представить и защитить собственный проект либо выполнить одно из творческих заданий, например описать пять самых значимых событий из своего прошлого, настоящего и будущего (чтобы выявить ярких людей с неординарным мышлением), либо записать трехминутное видео о том, как именно бизнес-образование поможет им добиться профессиональной цели.

Грант на 500 000 руб., два гранта по 25 000 евро, еще два гранта по 15 000 евро и еще один грант на 10 000 евро выделяет Ассоциация выпускников «Сколково» и сама бизнес-школа. Два гранта (по 20 000 евро каждый) даст инвестиционная компания А1 и еще один - лично президент А1 Александр Винокуров. Но для того чтобы их получить, кандидату придется представить и защитить инвестиционный проект лично перед президентом А1. Сейчас 50 человек подали заявку на грант от А1, 30 человек ждут встречи с президентом компании. Эксперты полагают, что основная цель компаний в таких случаях – выйти на кандидатов, чтобы впоследствии взять их на работу. Компании преследуют вполне прагматичные цели, подтверждает Сергей Мясоедов, проректор РАНХиГС и президент РАБО. Представители А1 откровенно признались, что часто действительно ищут «свежую кровь».

Скрытый рекрутинг

По словам Винокурова, на поиски идеального кандидата на работу в А1 нужно потратить колоссальное количество времени и сил. В «Сколково» же талантливые молодые люди приходят сами, и их там немало. Задачу компании облегчило еще и то, что бизнес-школа сама вышла на А1, а в компании тут же увидели дополнительную возможность найти новых сотрудников.

Компании уверяют, что такой способ отбора кандидатов еще и позволяет им экономить деньги. К примеру, поиск кандидата на конкретное место управленца c зарплатой в 10 000 евро, по данным Марины Тарнопольской, управляющего партнера компании «Агентство Контакт» (InterSearch Group), стоит около 35 000 евро. Грант от А1 получит два кандидата. Но поскольку заявки подадут несколько десятков человек, кто-то не победит, но может понравиться инвестиционной компании, говорит Винокуров.

Грант за проект

В середине сентября 2015 г. гранты студентам Московской школы «Сколково» раздавал Давид Якобашвили, российский бизнесмен, основатель компании «Вимм-билль-данн». Заявки на участие в конкурсе лучших бизнес-проектов подали 300 человек. Пять победителей в совокупности получили 90 000 евро.

В А1 не называют конкретные должности, на которые ищут людей. Но подчеркивают, что это «топовые позиции». По словам представителя А1, они не предъявляют определенных условий к кандидату, так же как и не ограничиваются отраслью или направлением деятельности. «Конкретика ограничит потенциальный круг людей, главное – найти талантливого управленца», – говорит Винокуров. Отсутствие конкретных требований позволяет закинуть широкую сеть и выловить как можно больше талантливых кандидатов, которые в будущем могут пополнить ряды работников компании.

Хедхантеры же убеждены, что попытки работодателей найти самостоятельно потенциальных кандидатов через систему выдачи грантов напоминают стрельбу из пушки по воробьям. К примеру, Тарнопольская считает, что крайне неразумно тратить 20 000 евро и даже не иметь гарантии, что получивший грант или другие отсмотренные ею кандидаты потом захотят работать в компании. «Хедхантинговая цель в этих случаях всегда не главная, а побочная. Компании выдают гранты в первую очередь для того, чтобы продвинуть свой бренд или свои проекты. И хорошо, если попутно найдут кого-то интересного», – говорит Тарнопольская. Она подчеркивает, что у хедхантеров, наоборот, главная цель – найти подходящего кандидата для компании. Они ищут прицельно, база данных кандидатов у них при этом значительно шире, чем у любого работодателя, а стоят их услуги ненамного дороже. Тарнопольская уверена, что хедхантеры своего хлеба не потеряют. Компании все равно не смогут обходиться без их услуг.

Шведская площадка

Число российских компаний, которые дают гранты на бизнес-образование, растет, констатирует Мясоедов. Такая практика пришла к нам из-за рубежа. «Руководители компаний часто приходят в бизнес-школу – например, читают лекции или ведут занятия. Но на самом деле они еще знакомятся с теми, кто учится. Они выбирают, кого из талантливых менеджеров можно привлечь и взять к себе в штат, при этом вообще не тратиться на дорогие услуги HR-агентства», – полагает Мясоедов.

На Западе расставляют сети не только лекторы бизнес-школ. Например, в Швеции по похожему принципу создано целое сообщество из 5000 потенциальных кандидатов. Никлас Делмар, создатель сообщества 4 Potentials, отловил их с помощью сети своих друзей, которые вышли на потенциальных кандидатов в своих компаниях и университетах. Теперь участники 4 Potentials регулярно встречаются на конференциях и вечеринках. Часто на них присутствуют рекрутеры, которые проводят неформальные собеседования. «Критерии у нас субъективные, но мне кажется, что мы отбираем правильных кандидатов. Нам нужны люди энергичные, увлеченные и широко мыслящие», – говорит Делмар. Цели шведа схожи с теми, что есть у Винокурова, – найти ярких и сильных.

Эксперты предполагают, что отечественные бизнес-школы могут стать похожими площадками для встреч потенциальных кандидатов и работодателей. Однако не все потенциальные кандидаты станут высокопоставленными управленцами. Талантливые люди, отобранные в ручном режиме, вероятнее всего, станут менеджерами среднего звена и будут способствовать ротации далеко не первых лиц компании, полагает Мясоедов. Такой способ позволит привести в команду кого-то значимого, но не найти замену первому лицу, уверен эксперт. В отличие от практики западных компаний наши бизнес-лидеры пытаются найти не преемников себе, а просто ценные кадры в компанию.

Нет ничего зазорного в том, что спонсоры проводят в стенах школы смотрины кандидатов. Просто в России пока к такому способу рекрутинга не привыкли. Но в будущем это будет происходить все чаще и компании смогут обеспечить себя незаурядными кадрами, полагает Регина Мамыкина, представитель Московской школы управления «Сколково».

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии "Ведомостей"