Статья опубликована в № 4313 от 02.05.2017 под заголовком: Руководители с дипломом МВА – сущие эгоисты

Обладатели дипломов MBA – сущие эгоисты, выяснили ученые

Они чаще других ставят личные интересы выше корпоративных

Дэнни Миллер, научный сотрудник и преподаватель Высшей школы бизнеса в Монреале, и Сяовэй Сюй, доцент Род-Айлендского университета, проанализировали работу 444 известных американских гендиректоров, чьи фотографии украшали обложки журналов Fortune, Forbes и BusinessWeek в 1970–2008 гг. Миллер и Сюй изучили стратегии роста и показатели их компаний, а также их зарплату и выяснили, что руководители со степенью МВА чаще действуют в своих интересах, но в ущерб фирме. В частности, они выбирают более дорогостоящие стратегии развития и реже достигают выдающихся показателей, чем не учившиеся в бизнес-школах. Вывод: руководители с дипломом МВА – сущие эгоисты

Профессор Миллер, защищайте свою идею!

Миллер: Было бы здорово выяснить, что выпускники бизнес-школ – более ответственные и эффективные менеджеры. Или по крайней мере не хуже других. Увы, в нашем случае было не так. Генеральные директора со степенью МВА составили четверть нашей выборки. В течение трех лет после их появления на обложке журнала рыночная стоимость их компаний падала на 20% быстрее, чем у неостепененных коллег. И даже через семь лет эта разница оставалась существенной.

Кроме того, руководители с МВА расходуют на поглощения и приобретения почти вдвое больше – даже с поправкой на размер компании, долю заемных средств и т. д. А в год, предшествовавший появлению таких гендиректоров на обложке, потоки денежных средств и внутренняя рентабельность активов их фирм были меньше – вероятнее всего, из-за высоких расходов на стремительный рост.

HBR: И это говорит об эгоизме?

– Мы считаем, что на эгоистичное, своекорыстное поведение руководителя указывают три фактора: 1) успех достигается за счет быстрых и рискованных мер, таких как крупные приобретения; 2) успех носит весьма кратковременный характер; 3) глава компании что-то от этого получает – в частности, резко растет уровень его вознаграждения.

– То есть остепененные участники вашего исследования начинали получать больше?

– Да. После появления на обложке их компенсация повышалась существеннее, чем у коллег без степени, хотя показатели у них были хуже. В среднем за три последующих года их вознаграждение росло на 15% быстрее и каждый год они получали примерно на $1 млн больше.

– Вы анализировали данные с 1970 г. Стало ли сейчас больше гендиректоров с МВА? Можно ли сказать, что степень сегодня приобрела большее значение?

– За эти годы лидеров с МВА стало намного больше. В ­1970-х их было примерно 12%, в 1980–1990-х – ­около 20%, а сейчас – более 30%.

– Почему вы изучали именно людей с обложек? Можно ли по этой выборке судить о главах компаний в целом?

– Мы решили проверить руководителей, чьи достижения получили общественное признание и которые могли от этого что-то выиграть. Перед ними открылся простор для своекорыстного поведения.

И, конечно, хотя наша выборка достаточно обширная, в нее вошли только большие и успешные, а зачастую и знаменитые публичные компании. К менее крупным и известным, а также к частным фирмам полученные результаты могут быть неприменимы.

– Другие исследования показали, что на поведение и работу генерального директора могут влиять такие факторы, как возраст, образование, пол, а также участие в основании компании. Удалось ли вам исключить влияние этих параметров?

Обучение корысти

– Возможно ли, что своекорыстное поведение прививается в бизнес-школах?
– Теоретически – да. Многие программы МВА делают упор на конечный результат, финансовые и бухгалтерские показатели и рычаги, цену акций, конкуренцию и личный экономический успех. Намного меньше внимания уделяется творческим и научным аспектам, удовлетворению от работы, социальной значимости компании и этичному отношению к акционерам. С другой стороны, возможно, полученные нами результаты объясняются не тем, что преподают на курсе МВА, а тем, кто там учится. Можно предположить, что люди, тянущие одеяло на себя, намного чаще идут обучаться бизнесу, чем, например, науке или искусству.
Отчасти наши данные могут быть обусловлены и реакцией окружающих на поведение главы компании. Исследования показывают, что рост за счет приобретений рисковее органического – может быть, инвесторы просто неохотно вкладываются в фирмы, которые выбирают эту стратегию. Главное – мы не утверждаем, что курс МВА дурно влияет на поведение руководителей. Мы лишь уловили некую связь, а не зависимость. И нам важно подчеркнуть эту мысль.

– Да. Мы сделали поправку на эти и ряд других факторов. На поведение гендиректоров после появления на обложке, кажется, влияли только два: качество бизнес-школы, в которой они учились, и предыдущие показатели их компании. Оказалось, что фирмы, возглавляемые выпускниками лучших школ, показывали более высокие результаты после истории с обложкой, а организации, работавшие лучше других, после публикации теряли свои позиции (удержаться на вершине очень сложно). Однако в фирмах с руководителями без степени показатели снижались намного медленнее. Выяснилось также, что слияниями и приобретениями увлекались, как правило, основатели компаний и гендиректора с дипломом МВА, а люди, учившиеся в лучших школах, наоборот, редко прибегали к этой стратегии.

Гендерной разницы мы не обнаружили, однако это может быть связано с невысокой долей женщин в выборке. Впрочем, вероятно, важную роль играли также личностные особенности, но принять их в расчет мы не могли.

– Как организациям противодействовать подобному поведению?

– С помощью корпоративной культуры. Ценности, отраженные в целях компании, практиках отдела кадров, принципах социализации и работы с акционерами, помогут выбрать подходящего кандидата на роль гендиректора (не важно, учился он в бизнес-школе или нет). Культура также определяет критерии оценки главы компании. Мы с Изабель Ле Бретон-Миллер изучали устойчивую культуру семейных компаний-долго­жителей. Вот в них степень МВА практически не способна повлиять на стратегические планы руководства и стиль управления.

Еще важна система вознаграждения. Если гендиректор получает безумные премии за краткосрочные результаты, он будет вести себя как эгоист. Так что лучше привязать зарплату к долгосрочным показателям, финансовым и нефинансовым.

– В каком направлении следует развивать ваши исследования?

– Мы собираемся проверить полученные данные на более широкой выборке компаний. Также стоит выяснить, может ли содержание программ МВА смягчить обнаруженные нами тенденции. Например, если уделять больше внимания экологии, интересам акционеров или социальной ответственности, приструнит ли это эгоистов? Наконец, все мы уникальны. Как личность вкупе с образованием определяют поведение менеджеров?

– То есть пока рано бить тревогу и не подпускать выпускников МВА к руководству компанией?

– Об эгоистичности выпускников МВА написано уже немало, и мы с Сяовэем задумались: справедливы ли подобные обвинения? В конце концов, мы сами работаем в бизнес-школах. Я обладатель степени МВА, и многие из наших коллег получили ее – и остались разумными и этичными людьми. Мы не хотели бы очернять выпускников бизнес-­школ. Но быть начеку все же стоит: есть степень у главы вашей компании или нет, оппортунистическое поведение с его стороны недопу­стимо.

Интервью брала Николь Торрес

Статья опубликована в журнале «HBR Россия» http://hbr-russia.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать