Менеджмент
Бесплатный
Татьяна Карабут
Статья опубликована в № 4329 от 26.05.2017 под заголовком: Деловитое блеяние

Как ростовский строитель стал производить козье молоко

«Бабушкин» продукт быстро попал на полки федеральных сетей

Дважды разворачивал Юрий Панченко свою жизнь: в начале 2000-х гг. из системного администратора ростовской Федеральной службы по финансовым рынкам он превратился в строителя, а три года назад решил заняться козами. Сейчас у бывшего айтишника и строителя 150 коз, и они дают 6 т молока в месяц. В 2014 г. выручка Панченко была всего 680 000 руб., за четыре месяца 2017 г. – уже 2,3 млн руб.

Исполнительный директор Союзмолока Артем Белов говорит, что козьего молока в стране производится примерно 1% от всего товарного молока, это нишевой продукт. Но перспективный – сегмент козьего молока растет на 15–20% в год, прежде всего потому, что оно идет на производство козьих сыров.

Из строителя – в козоводы

Будучи строителем, Панченко занимался гидроизоляцией и ремонтом бетона, но после кризиса 2008 г. дела пошли плохо. В 2012 г. бизнес он продал и решил вообще порвать со строительством.

Больше года Панченко искал, куда бы вложить заработанные на стройке деньги. «Хотел найти продукт, который был бы рыночным. Пусть потребитель голосует своим рублем, а мне не надо будет зависеть от конкретного чиновника и результатов тендера», – объясняет он.

Бизнесу помогла частная жизнь. В 2013 г. у Панченко родилась дочь. Когда пришло время вводить прикорм, оказалось, что ребенок лучше всего переносит смеси на козьем молоке. Бегая по магазинам, молодой папа неожиданно выяснил, что в рознице продается только ультрапастеризованное козье молоко со сроком годности полгода. А пастеризованного, с коротким сроком хранения, в ростовских магазинах нет, его можно купить только на рынке у бабушек – без всякой тепловой обработки.

«В тот момент меня осенило: ну кто-то ведь, глядя так же на бабушек с жареными семечками, додумался их пакетировать и сделать на этом бизнес! Почему бы не поставить натуральное козье молоко на полки магазинов?» – вспоминает предприниматель.

Узкий рынок

100 козьих ферм разной степени успешности работают сейчас в России. Их поголовье варьируется от 50 до нескольких тысяч коз. Общее же поголовье коз в России – около 2 млн, оценивают в Руспродсоюзе. По их данным, емкость отечественного рынка козьего молока составляет около 900 т в год

Панченко съездил в Москву на аграрную выставку, изучил представленное на ней импортное оборудование для козьей фермы, познакомился с фермером из Подмосковья и написал бизнес-план.

Арендовать землю оказалось просто. В первом же районе Ростовской области, куда он попал с целью узнать о земле, Родионово-Несветайском, ему предложили на выбор несколько заброшенных коровников для фермы и обещали дать в аренду 160 га для пастбища и кормовой базы. После знакомства с заводчиком коз породы ламанча Панченко решил, какое стадо будет покупать и как назовет свою торговую марку.

Фермерам, как правило, выгодно разводить коз зааненской породы, у них большой удой. Но козье молоко в большинстве случаев может неприятно пахнуть, говорят в Руспродсоюзе. Молоко же ламанчи отличается от молока других пород отсутствием специфического запаха, утверждает Панченко. Правда, «за это» у ламанчи низкая продуктивность: коза дает мало молока. Решить проблему Панченко попросил ученых Донского госуниверситета, и они помогли: изменили рацион питания коз и организовали на ферме выгульный дворик – в закрытом помещении у козы надой меньше. Сейчас Панченко получает в среднем от одной козы 2 л в сутки, и это процентов на 10 выше, чем было первоначально.

Строительный бизнес он продал за 10 млн руб., которые и пустил в козье дело. На аренду фермы (с правом выкупа) фермер потратил 50 000 руб. за год, пастбище районные власти предоставили Панченко за 200 000 руб. в год. Первые 60 голов ламанчи обошлись почти в 1 млн руб. В закупку оборудования для фермы (доильный зал, агрегат для пастеризации, автомобиль-рефрижератор) он вложил около 3 млн руб.

Выход в сети

В мае 2014 г. Панченко пастеризовал на продажу первое молоко. Сначала он развозил его сам: разливал в бутылки и предлагал купить всем попавшимся магазинам. Набралось 50 торговых точек, а за счет объявлений в интернете появились и частные клиенты, которым молоко доставлялось на дом.

Гендиректор сети магазинов детского питания «Смайлик» Евгений Смиркин работает с Панченко два года. Он рассказывает, что ввести в ассортимент козье молоко попросили покупатели. Он стал искать поставщика и выяснил, что, кроме Панченко, в Ростовской области никто не поставляет пастеризованное козье молоко быстро и по приемлемой цене. Пол-литровая бутылка козьего молока «Ламанча» стоит 100–110 руб., а продукция конкурентов из Санкт-Петербурга дороже на 30–50%. По оценке Руспродсоюза, средняя цена 1 л козьего молока в России варьируется от 250 до 300 руб.

Спустя год работы фермеру позвонили из «Ленты» – так родился первый прямой контракт с федеральной розничной сетью. Следом сами нашли фермера и другие сети – «Ашан», «Метро», «О’кей», «Магнит». В «Ленте» и «Ашане» подтвердили, что работают в Южном федеральном округе с Панченко – поставки невелики, но у козьего молока есть свой постоянный потребитель.

На развитие бизнеса Панченко вместо запланированных 10 млн руб. потратил 30 млн руб. 10,4 млн пошло на закупку оборудования, в 6 млн обошлось стадо, остальные 13 с лишним миллионов Панченко потратил на ремонт фермы и текущие расходы. Чтобы собрать эти деньги, он продал квартиру в Ростове и купил старый домик в Родионовке, пересел с BMW на «Ниву» и взял три кредита: 1,6 млн, 0,8 млн и 3 млн руб. Кроме того, Панченко воспользовался субсидиями и получил грант по линии Минсельхоза.

Но на точку безубыточности Панченко вышел только в феврале 2017 г.

Деньги государства

Производство росло медленно – товар нишевой, а его продвижением на рынок никто не занимался. Кроме того, не учел Панченко, что в сельском хозяйстве присутствует сезонность: зимой коза дает мало молока, а за электроэнергию, корма, людям за работу надо платить даже больше, чем летом, около 500 000 руб. в месяц.

Отчасти помогли федеральные средства – грант на развитие семейной фермы в 10 млн руб. Повезло Панченко и в том, что в прошлом году Ростовской области была выделена рекордная сумма на гранты и конкурса среди сельхозпроизводителей за федеральные деньги практически не было.

Нет стандартов

В России производители козьего молока сталкиваются с нормативно-правовыми трудностями: молочная коза не относится к молочным животным, поэтому «молочные» преференции на нее не распространяются, говорит исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. Кроме того, в России не производится детское питание из козьего молока, а продается только само козье молоко, отсутствуют рецептуры и нормативы по его использованию.

В Минсельхозе рассказали, что в 2016 г. Ростовской области было выделено 433,2 млн руб. (235% к уровню 2015 г.). А всего за 2012–2016 гг. власти предоставили гранты 432 ростовским фермерам на сумму более 1 млрд руб.: их получили 363 начинающих фермера, 69 семейных животноводческих ферм. Средний размер гранта составил 8 млн руб.

Сейчас, по словам Вячеслава Телегина, председателя совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России, ситуация изменилась и конкурс среди семейных ферм – 8–10 заявок на один грант.

За три года существования фермерского хозяйства Панченко помимо гранта получил от государства чуть менее 1,5 млн руб. субсидий на покупку коз и оборудования. Минсельхоз компенсировал фермеру 20–30% суммы, потраченной на эти цели. Итого помощь государства составила 11,5 млн руб.

Йогурт и сыры

На грантовые деньги Панченко купил немецкий погрузчик, уже увеличил поголовье и планирует к 150 докупить сначала еще 60 коз, а позже довести стадо до 400 голов. Главным приобретением фермера стал мини-молокозавод стоимостью около 4 млн руб., способный переработать 800 л в сутки, – такова, по идее Панченко, проектная мощность его фермы.

Фермер планирует производить йогурт и другую кисломолочную продукцию, а впоследствии и сыры.

Белов подтверждает: контрсанкции убрали с российских прилавков импортные козьи сыры и их стало выгодно производить в России. Это, правда, непросто – может уйти не год и не два, чтобы добиться необходимого качества, заключает Панченко.