Статья опубликована в № 4428 от 13.10.2017 под заголовком: Сладкий Горький

Как бывший бармен зарабатывает на «сладком Горьком» и «черном Ленине»

Странные сладости помогли Игорю Рубанову стать успешным кондитером
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Игорь Рубанов стал подрабатывать барменом, когда был студентом филологического факультета в Иркутске. Гастрономия его увлекала больше, чем филология, признается он. Игорь уехал покорять столицы – смешивал коктейли в барах 5-звездочных отелей Москвы и Петербурга. В 2014 г. он основал бюро сладкой архитектуры Rubis Cookies и одних только леденцов сейчас продает 25 000 в месяц. Его маленькая кондитерская, в которую он вложил 300 000 руб. из личных сбережений, выпускает конфеты-портреты известных людей – Пушкина, Ленина, Горького, депутата Милонова, теннисистки Марии Шараповой. Петербургский климат губителен для леденцов, они теряют товарный вид из-за сырости, если торговать ими в магазине, рассказывает Рубанов. Он придумал, как продавать их быстро, – делает сладкие сувениры по заказу рекламных агентств, сувенирных лавок, «Дома книги» на Невском проспекте, Московского зоопарка, замка в Выборге. Среди его клиентов есть даже стоматологические клиники, например «Золотой зуб». А выручка в 2017 г. должна достигнуть около 10 млн руб.

Леденцовый период

В 2013 г. Рубанов случайно забрел в кондитерский магазин в Праге, который торговал пряниками в виде осьминогов и музыкальных инструментов. Вернувшись в Петербург, он решил выпускать металлические формы для выпечки. Он тогда работал барменом в гостинице «Астория», а в свободное время по роликам YuoTube изучал, как с помощью 3D-моделирования превратить рисунок в форму для печений, леденцов или шоколадных фигурок. Игорь начал искать сырье, но оказалось, что подходящий металл продается в России партиями не менее 500 кг. Тогда Рубанов купил немного пищевого силикона в американском интернет-магазине, смастерил форму и леденец на палочке – в виде головы Юрия Гагарина. Потом появились Пушкин, олимпийский Мишка, Дарт Вейдер. Поначалу он просто раздавал леденцы знакомым, забавные фигурки им нравились, и он стал делать их на продажу. К лету арендовал 20-метровый магазин недалеко от Мариинского театра за 25 000 руб. в месяц. Рубанов уволился из бара, встал за прилавок, тут же готовил сладости – формовые леденцы , например из серии «Российские писатели» – одна называлась «Сладкий Горький», – и шоколадные фигурки.

Выгодное промо

20 млрд руб. – примерно во столько оценивает оборот российского рынка промоиндустрии (корпоративных подарков) Андрей Дегтяренко, председатель совета директоров «Проекта 111»

Но все пошло не так, вспоминает он. Была жара, и петербуржцам вообще не хотелось сладостей. Выручка в день едва дотягивала до 1000 руб. и с трудом покрывала аренду. Его поддержала жена, преподаватель английского языка, – зарабатывала в семье тогда только она.

Чтобы не сидеть сложа руки, он придумал акцию – пообещал покупателям магазина заменить «счастливый» автобусный билет на шоколадный. Написал об этом в соцсетях, и к магазину выстроилась очередь. Некоторые приходили с 20 билетами. Благодаря этой выдумке к началу 2015 г. магазин стал известен ценителям странных сладостей, в основном молодежи. Дневная выручка поднялась до 2000–3000 руб. Бюро переехало в более просторный магазин на Казначейскую улицу. В ассортименте появились шоколадные шпроты, фигурки Ленина, жетоны петербургского метро.

Сладость как оскорбление

Чтобы подхлестнуть интерес к Rubis Cookies, Рубанов выпустил леденцы в виде популярных медийных персонажей. Например, сделал сахарного депутата Виталия Милонова в апреле 2015 г., когда имя его было на слуху у всех. Деньги от продажи пошли на помощь бездомным. Депутат Госдумы Милонов рассказал, что у него такой леденец есть и, если выручка идет на бомжей, он не против использования своего образа, «пусть меня едят на здоровье».

Юристы считают, что в выпуске сладостей в виде портретов знаменитостей рисков не много. Хотя статья 152.1 Гражданского кодекса и запрещает использовать изображение гражданина без его согласия, есть исключения. Например, если фото получено в публичных местах – на собраниях, конференциях, концертах, – использовать его можно, говорит Алексей Городисский, партнер адвокатского бюро «Андрей Городисский». Однако изображенный на леденце человек может подать иск о защите чести и достоинства, но шансов выиграть у него мало, замечает юрист.

Тысяча Сальвадоров Дали

Стали подтягиваться и оптовые клиенты – отель Marriott, сувенирные лавки, медицинские клиники, кафе. Чтобы найти оптовых клиентов, Рубанов не ограничивался холодными звонками, а сам ходил по менеджерам, отвечающим за «сувенирку», показывал свои конфеты, был готов реализовать любые фантазии.

Съедобная сувенирная продукция ценой до 100–200 руб. в моде у корпоративных заказчиков и спрос растет, говорит Алена Макова, основатель агентства Podarking. Любая новинка, тем более дизайнерская и забавная, тут же вызывает интерес.

Картинки дороже

Самые прибыльные – вовсе не сахарные знаменитости (средняя оптовая цена формовых леденцов – 25 руб.), а круглые леденцы с картинками, которые заказывают корпоративные клиенты (средняя оптовая цена – 45 руб.).

Многие оптовые заказчики выходили на Рубанова сами. К примеру, завод по производству красок «Невская палитра» хотел, чтобы ему сделали шоколадки – точную копию набора их акварельных красок. «Нам все отказывали, предлагая лишь стандартные шоколадки, а Игорь тут же откликнулся», – замечает представитель компании Мария Толстоног. А для компании Painty, которая проводит вечеринки для молодежи с уроками рисования в кафе, бюро Рубанова делает цветные леденцы в виде профиля Сальвадора Дали. Посетители вечеринок съедают более 1000 Сальвадоров Дали в год, уточняет Глеб Голубев, директор по логистике Painty.

Сейчас на долю корпоративных заказчиков приходится 80% продаж. Ставка на них выгодна еще и потому, что продавать леденцы в магазине сложно: срок их годности полгода, но порой в дождливом климате они теряют вид уже через две недели. Летом этого года около 3000 испорченных конфет пришлось раздать покупателям бесплатно или продать за 1 руб. (обычная цена – 50 руб.).

Сладкое будущее

В 2017 г. Рубанов начал развивать туристическое направление – делать круглые леденцы с картинками для Музея Фаберже, «Дома книги» (с видами Петербурга), планетария (серию «Космос»), Московского зоопарка. Прибыль кондитера в таких сувенирах больше, но и себестоимость более высокая (нужна специальная печать по сахарной бумаге).

Высокохудожественные леденцы не массовый товар, но три-четыре года такой бизнес может расти за счет оригинального дизайна и гибкой подстройки под клиента, считает Макова. С корпоративными заказчиками лучше работать через рекламные агентства: чтобы 20–30 фирм включили сладости Rubis Cookies в презентации и рекомендовали клиентам, убежден Андрей Дегтяренко, председатель совета директоров «Проекта 111». Тогда в цену надо закладывать процент для агентства, но можно выиграть на объемах заказов, говорит он. Рубанов так и делает, правда, таких партнеров у него пока 10.

Основатель Rubis Cookies нанял новых сотрудников – шоколатье и карамелье, арендовал отдельное помещение для производства леденцов, чтобы отделить его от шоколадного цеха (для них нужны разные температурные режимы), и все сладости производит вручную. В 2018 г. он надеется продать франшизу в Москву и удвоить выручку.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать