Статья опубликована в № 4488 от 17.01.2018 под заголовком: Лидеры стремятся в резерв

Поможет ли конкурс «Лидеры России» создать кадровый резерв для страны

И насколько победители способны изменить нынешнюю систему управления
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Сначала целью конкурса «Лидеры России», стартовавшего в октябре прошлого года, был поиск самых талантливых управленцев в стране. Но когда участниками конкурса стали активно интересоваться губернаторы областей, чиновники разных уровней, госкомпании и частный бизнес, родилась новая идея – использовать конкурс для формирования кадрового резерва управленцев как для госслужбы, так и для частного бизнеса, рассказывает Алексей Комиссаров, проректор РАНХиГС, главного организатора конкурса. В такой резерв попадают не только 100 победителей, но и все полуфиналисты – 2700 человек. Как заявил первый замруководителя администрации президента Сергей Кириенко, конкурс нужно проводить ежегодно.

На открытии первого полуфинала конкурса в Подмосковье участников зазывали к себе на работу и губернатор Московской области Андрей Воробьев, и губернатор Тульской области Алексей Дюмин, и гендиректор «Роскосмоса» Игорь Комаров. Даже Андрей Клычков, врио губернатора Орловской области, от которой в конкурсе участвовал единственный кандидат, сказал, что нуждается в новых подходах, которые могут принести в область полуфиналисты и финалисты конкурса. «Ведомости» попробовали разобраться, насколько эффективны «Лидеры России» для формирования управленческого резерва страны.

На конвейере

Как заявил Кириенко, организаторы конкурса изначально рассчитывали получить 10 000 стартовых заявок, но получили почти 200 000. «Поначалу хотелось просто оценить знания и возможности, а потом пришло желание сделать новые шаги в карьере», – рассказывает Татьяна Дорошенко, начальник планово-экономического отдела компании «Диэлектрические кабельные системы» в Твери. «Я не собирался менять работу или должность, но хотел повысить квалификацию, чтобы быть более эффективным на нынешнем месте работы», – объясняет Денис Бубнов, начальник управления контроля энергоэффективности СУЭК.

Первый этап конкурса был дистанционным, компьютерные тесты заполнили чуть более 89 000 управленцев, и путем автоматического отбора в полуфинал прошел 2691 человек – 300 в каждом федеральном округе и 600 в Центральном федеральном округе (ЦФО, из них около 400 человек – москвичи).

Региональные полуфиналы конкурса шли весь декабрь и завершились двумя полуфиналами по ЦФО в Подмосковье в середине января – два полуфинала в ЦФО пришлось провести из-за большого количества участников, говорят организаторы.

В финал конкурса «Лидеры России» выйдут 300 человек (по 30 из каждого федерального округа и 60 из ЦФО). Все они, по словам организаторов конкурса, получат грант в 1 млн руб. на обучение в одном из вузов России. В финале конкурса будет выбрано около 100 победителей, каждый из которых помимо 1 млн руб. также получит наставника – высокопоставленного чиновника или известного топ-менеджера.

Экономика конкурса

На организацию конкурса РАНХиГС получила от государства 642 млн руб. на три года, не считая денег на гранты, рассказывает Комиссаров. Из них уже потрачено около 250 млн руб. Деньги, по его словам, ушли на закупку тестов у поставщиков, оплату работы оценщиков на очных турах, организацию 10 полуфиналов и предстоящего в феврале финала в Сочи, техподдержку, колл-центр и сайт. На каждого из 2700 полуфиналистов таким образом приходится по 92 600 руб. затрат.

Сама оценка, считает Татьяна Хватинина, руководитель федерации оценки персонала, обошлась в 4–6 раз дешевле, чем если бы она проводилась в отдельно взятой компании. На онлайновое тестирование участников «Лидеров России» было потрачено примерно 36 млн руб., за эти деньги было проведено 260 000 человеко-тестов, и каждый тест в итоге обошелся в 150 руб. Хватинина говорит, что провайдеры тестов сильно занизили цены, привлеченные масштабом конкурса и исследовательскими возможностями, которые дает столь широкая аудитория.

В 25–27 млн руб. обошлась работа 35 оценщиков конкурсантов на 10 очных полуфиналах, объясняет Хватинина. Оценщикам платили примерно по 30 000 руб. в день, компании же обычно платят за день работы оценщика от 60 000 руб., если оценивается средний менеджмент, и от 80 000 руб., если оценивается топ-менеджмент. В некоторых компаниях цена оценки топ-менеджера доходит до 200 000 руб., добавляет Хватинина.

Но гораздо дороже обошлись сами мероприятия, организованные с размахом: комфортабельные помещения, обильная еда, транспорт, множество волонтеров и обслуживающего персонала. Во время 10 полуфиналов, которые проходили по всей стране, пришлось кормить 3000 человек, вспоминают организаторы.

Не подойдут для государства

Юрий Дорфман, управляющий партнер хедхантинговой компании CornerStone, напоминает, что власти активно приглашают на госслужбу перспективных менеджеров из бизнеса и «Лидеры России» – один из инструментов для этого. Однако Дорфман ставит под сомнение, что путем конкурсов удастся найти достаточно управленцев для госсектора. Он говорит, что мало кто из управленцев частных компаний в итоге приживается на госслужбе: большинство через некоторое время уходят, потому что не могут адаптироваться в забюрократизированной среде, где решения принимаются медленно. И если учитывать повышенный отток, «Лидеры России» становятся относительно дорогим инструментом.

Кандидатов в лидеры оценивали по восьми компетенциям. В частности, у претендентов проверяли такие качества, как лидерство, нацеленность на результат, стратегическое мышление, умение работать в команде, инновационность, социальная ответственность. Но все эти качества, считает Борис Славин, профессор кафедры бизнес-информатики Финансового университета, мало нужны сейчас на госслужбе. Здесь инициатива наказуема, в чиновнике ценятся исполнительность и лояльность в отношении начальства.

Могучая кучка

Никакие искусственные конкурсы не могут заменить естественной конкуренции между людьми, считает директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон. Конкурс – это всегда игра, и еще неизвестно, как победители смогут проявить себя на настоящей работе в реальной жизни. Он указал на то, что прежние попытки создать президентский кадровый резерв успехом не увенчались – почти никто из отобранных резервистов в итоге не работает в администрации президента. По мнению Гимпельсона, кадровый резерв в 2700 человек ничтожно мало для рынка труда, даже если за три года это количество составит 8400 менеджеров.

По мнению Натальи Зубаревич, директора региональной программы Независимого института социальной политики, конкурс не следует проводить каждый год, как недавно пообещал президент: качество конкурсантов неизбежно будет ухудшаться с каждым годом.

Доказательством эффективности конкурса могут стать только истории успеха, когда кто-то из конкурсантов займет видные должности и добьется громких успехов, считает Зубаревич. Примеров трудоустройства победителей первого тура «Лидеров России» пока единицы. Так, полуфиналист из Сибирского округа Кирилл Лебедев возглавил недавно управление правового организационного кадрового обеспечения министерства региональной политики Новосибирской области, а другой полуфиналист конкурса – Денис Денежкин – стал заместителем мэра Омска и директором департамента имущественных отношений.

Победителям конкурса будет нелегко найти себя и в бизнесе, полагает Арамис Каримов, гендиректор хедхантинговой фирмы Mr. Hunt. Во многих компаниях, говорит он, развитие талантов сводится к тренингам для персонала. Но когда менеджеры завершают учебу, компании не знают, как их дальше использовать, потому что вариантов смены должностей не так уж много. Чаще всего талантливые менеджеры покидают компанию, сказал Каримов.

«Пока на таких людей нет спроса, списки составлены, а что делать дальше – никто не знает: нет ни цифровой экономики, ни социальных лифтов», – говорит профессор ВШЭ Олег Вьюгин.

В эпоху цифровизации нужно менять систему госуправления в целом – приход горстки новых лидеров ничего не изменит, на госслужбе требуются тысячи людей с новым взглядом на развитие экономики и государства. Надо не конкурсы проводить, а вкладывать деньги в массовую подготовку новых кадров, считает Славин.