Статья опубликована в № 4719 от 18.12.2018 под заголовком: Собеседование будущего

Какими станут собеседования будущего

Эпоха автоматизации требует новых способов оценки кандидатов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

2000 человек, пытавшихся устроиться на работу в McKinsey за последние четыре месяца, оказывались перед монитором компьютера, где видели изображение острова и следующие слова: «Вы смотритель острова, где растения и животные существуют во множестве различных экосистем».

Так начинается компьютерная игра, которую консалтинговая компания начала тестировать в качестве инструмента подбора умных и технически подкованных кандидатов, которые не входят в традиционный круг поисков – выпускников бизнес-школ университетов Лиги плюща.

Об этой игре Financial Times рассказал один из осведомленных консультантов. В лондонском офисе McKinsey разрешили журналистке попробовать сыграть в эту игру. Ее провели в комнату, где находился компьютер и двое сотрудников компании. Они объяснили, зачем McKinsey испытывает эту игру. Выяснилось, что от риска технического отставания, который порождают слишком быстро развивающиеся технологии, не застрахована даже такая гигантская компания, как McKinsey. В нее ежегодно хотят устроиться на работу примерно 750 000 кандидатов, а попадают менее 1% из них. Клиентам McKinsey нужна консультативная помощь, чтобы сориентироваться в мире больших данных и других технологических новинок, поэтому консалтинговой фирме необходимы сотрудники, способные такую помощь оказывать. И желательно заполучить их раньше, чем это сделают Google или Facebook.

Проблема в том, что собеседования в McKinsey очень сложные и архаичные. Три года подряд они признавались самыми трудными в мире, согласно рейтингу сайта Glassdoor. Это может отпугнуть именно тех людей, которые нужны компании, или затруднить их поиск среди кандидатов. Поэтому в McKinsey решили проверить, не будет ли легче выявить подходящих кандидатов, если к череде проверок и собеседований добавится компьютерная игра.

Когда компьютер запустился, у автора этой статьи возникло щемящее чувство, забытое с тех пор, как она в последний раз искала новую работу 15 лет назад, – страх собеседования. Двое сотрудников McKinsey молча наблюдали, как она стучит по клавиатуре. В ее голове всплывали глубоко запрятанные воспоминания о сбивчивом выступлении на трудном собеседовании пятнадцатилетней давности.

Игра на собеседовании в McKinsey не имеет ничего общего с известной компьютерной игрой в жанре экшн и приключений Grand Theft Auto. Сначала нужно было придумать, как создать здоровый коралловый риф. Это не так просто, как может показаться, даже если вам рассказали, на каких глубинах какие рыбы и какие кораллы чувствуют себя лучше всего. Затем пришлось спасать стаю птиц от неизвестного жуткого вируса.

Автору удалось не совсем уж оконфузиться с созданием рифа. Но вот попытки рассчитать оптимальную микродозу вакцины для птиц не увенчались успехом, время в игре шло, а все, что получилось, – гора погибших птичек. Кто-то из сотрудников McKinsey вежливо сказал, что ни один кандидат из игры не выбывает. Однако автор решила не демонстрировать дальше, что она не подходит для работы в McKinsey ни по каким критериям, и завершила игру. Журналисты Financial Times вряд ли являются целевой аудиторией для рекрутинговой службы McKinsey, но есть сомнения, что средний кандидат разберется в игре.

Многим игра может понравиться, но дело не в ней. Вопрос стоит шире: как компании будут проводить собеседования с кандидатами уже в ближайшем будущем. Прошло два года с выхода книги The 100-Year Life двух профессоров London Business School Линды Грэттон и Эндрю Скотта, оживившей дискуссию о будущем работы. Авторы книги предполагают, что в будущем жизнь человека уже не будет делиться на три стадии: образование, работа и пенсия. Вынужденные работать до преклонных лет в эпоху растущей неопределенности люди все чаще будут делать перерывы, чтобы переосмыслить карьеру и получить другие навыки. И собеседования для приема на работу тоже могут стать совершенно другими.

Компьютерную игру про остров для McKinsey разработал американский стартап Imbellus. Его основательнице Ребекке Кантар 20 с небольшим лет, она бросила учебу в Гарварде и хочет радикально изменить способы оценки человеческих возможностей. Она считает, что в эпоху всеобщей автоматизации нужно оценивать, как люди думают, а не просто их знания, а работодателям нужно понимать, какие навыки составляют интеллект человека. С Кантар согласны многие влиятельные люди. Forbes недавно внес ее компанию в список стартапов, основанных предпринимателями моложе 30 лет и получивших самое большое финансирование.

McKinsey поступает правильно, проверяя идеи Кантар. Однако не стоит останавливаться только на играх – всем хочется узнать, как новые теории работают на практике.-

Перевела Надежда Беличенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more