Статья опубликована в № 4843 от 28.06.2019 под заголовком: Столяры из Facebook

Как два москвича открыли столярную мастерскую

Они начинали с мелких заказов, а недавно запустили серийное производство мебели

33-летний Евгений Назаров и 32-летний Евгений Богородицкий вместе учились в Московском издательско-полиграфическом колледже, но основать столярную мастерскую решили спустя 10 лет после выпуска. Назаров работал журналистом, Богородицкий – маркетологом. Работа в медиа им наскучила, они мечтали начать свое дело. И в 2013 г. приятели, не сговариваясь, записались на курсы краснодеревщиков, где и решили стать бизнес-партнерами. «Я был очень удивлен, когда встретил Женю в учебном классе», – вспоминает Богородицкий. Через полгода они бросили курсы и в 2014 г. открыли столярную мастерскую Stameska. Назаров и Богородицкий вложили в старт бизнеса около 1 млн руб. – арендовали подвал в 50 кв. м в Хамовниках и купили инструменты. Поначалу они делали деревянные столы, стулья и кровати для знакомых и родственников. За пять лет мастерская выросла в производственную студию, которая делает мебель под заказ для частных квартир, домов, музеев, библиотек и ресторанов. Сейчас Stameska разрабатывает собственную линейку мебели и мечтает попасть в розницу. В 2018 г. выручка студии Stameska составила 26 млн руб., а за первое полугодие 2019 г. – уже 17 млн. Чистая прибыль – около 15–20%, по данным основателей.

«Столярное крещение»

Первый крупный заказ Назаров и Богородицкий получили из Санкт-Петербурга. Знакомый дизайнер предложил предпринимателям сделать двухэтажные кровати, столы и скамейки для Музея стрит-арта, вспоминает Назаров. Музей располагается на территории завода слоистых пластиков, и владельцы решили обустроить на этаже в 1000 кв. м временный хостел для художников, рассказывают основатели Stameska.

«Это было наше столярное крещение», – говорит Богородицкий. Приятели не выезжали с завода целый месяц, работали без выходных. Владельцы музея разрешили им использовать любой хлам, который валяется на заводе. Назаров и Богородицкий вспоминают, как нашли рядом с предприятием заброшенный дом, сняли с пола старый паркет и выложили им столешницу. За работу на проекте предприниматели получили зарплату. «Когда мы вернулись в Москву, у нас осталось 120 000 руб. на двоих», – рассказывает Богородицкий. О мебели, которую изготовили предприниматели для музея, написали интернет-порталы и местные СМИ.

На радостях ребята решили расширяться. Деньги на развитие дал брат Назарова. Он работает топ-менеджером крупной компании и вложил в проект около 1,2 млн руб. Предприниматели переехали в новый цех площадью 120 кв. м на территории бывшего НИИ дальней радиосвязи у ст. м. «Преображенская площадь» и купили промышленное оборудование – форматно-раскроечный станок, рейсмус, фуганок и проч. Назаров и Богородицкий продолжали совершенствовать мастерство – окончили курсы сварщиков и запустили производство мебели с металлическими конструкциями. Но после крупного проекта наступило затишье.

Фура леса

Ребята выполняли только единичные заказы от родственников и друзей – делали столы, шкафы и табуретки из цельного дерева. Нужно было привлечь внимание дизайнеров интерьеров и архитектурных бюро, приятели завели страницы мастерской в Facebook и Instagram. И это сработало. Осенью 2015 г. ребята получили заказ сделать лестницу, шкафы и стойку ресепшн для офиса на 1,5 млн руб. Часть работ партнеры отдали мастерским, расположенным по соседству. За полтора месяца мебель была готова, Stameska наконец-то получила чистую прибыль – около 30%, рассказывает Назаров. Деньги потратили на древесину.

Через друзей Назаров и Богородицкий познакомились с семьей, которая закончила строительство дома в Геленджике. У семьи осталось 26 кубометров древесины редких пород – красное дерево, клен, груша, ясень и проч. Древесина занимала много места на участке, лежала без дела и начала портиться, поэтому владельцы дома решили продать доски по низкой цене – всего за 200 000 руб. Назаров и Богородицкий купили лес, заказали доставку дерева в Москву. Фуру леса целый день разгружали 10 рабочих, весь цех был забит древесиной, рассказывает Богородицкий.

Студию снова пришлось расширять – основатели переехали в соседний цех площадью 440 кв. м. Запас ценной древесины помог студии раскрутиться и найти новых клиентов – в это время как раз вошла в моду мебель из массива дерева, а основатели предлагали цены ниже рынка. «Древесины хватило на два года, до сих пор еще остались обрезки», – вспоминает Богородицкий. Друзья запустили рекламу в соцсетях, заказов становилось больше, пришлось нанять четверых столяров на среднюю зарплату 50 000 руб. в месяц.

Советский стул в Венеции

Главные клиенты студии Stameska – владельцы дорогих квартир, желающие купить мебель по индивидуальным эскизам. На них приходится 60% всех заказов. На мебель клиент тратит в среднем 500 000 руб., говорит Назаров. За эти деньги клиент может заказать, например, два шкафа и тумбу в ванную комнату. Столяры студии Stameska берутся за самые сложные проекты, качественно делают встроенную мебель, а это требует особого мастерства, поясняет архитектор бюро Project Eleven Павел Пришин. Кроме того, Stameska предлагает хорошие цены при высоком качестве, рассказывает москвичка Галина Александровская. В прошлом году она заказала в студии встроенные шкафы, столы и тумбы для своей трехкомнатной квартиры.

$173 млн



составил экспорт российской мебели за границу в 2018 г., по данным Федеральной таможенной службы

Большинство заказов поступает из Москвы, но иногда мастера выезжают в регионы. Например, в 2017 г. Stameska отправила две фуры мебели в Тулу, вспоминает Назаров. Студия изготовила около 100 предметов – скамейки, стеллажи, стулья, столы и шкафы для «Октавы» – городского пространства с кафе, библиотекой, обучающими классами, лекторием и выставочными залами на месте освободившихся площадей тульского завода микрофонов. Монтаж мебели выполняли мастера Stameska – ночевали в хостеле рядом с заводом, а утром шли на смену в «Октаву», рассказывают основатели.

Отдельная категория клиентов – музеи и художники. Недавно петербургская галерея современного искусства попросила студию сделать стулья, столы и кресла в стиле советского ар-деко по архивным эскизам начала XX в. Изделия Stameska побывали и на Венецианской биеннале – столяры мастерской изготовили мебель советского времени для инсталляции «Венец» художника Кирилла Глущенко.

Ускорить плотников

Сейчас Назаров и Богородицкий погружены в бизнес-процессы и больше не встают за станок. «Мы набрали опытных столяров, которые работают с деревом намного лучше нас», – рассказывает Назаров. В штате компании восемь столяров с опытом работы более 10 лет, продолжает он. Студия расширила ассортимент и занялась производством мебели не только из цельного дерева, но и из древесных плит. Чтобы привлечь новых клиентов, компания наняла архитектора. Теперь клиент может заказать дизайн мебели напрямую у студии.

В прошлом году за счет крупных проектов студии удалось вырасти почти в 1,5 раза. В 2017 г. выручка компании составила около 10 млн руб., а в 2018 г. уже 26 млн руб. Но Stameska столкнулась с проблемами роста. Заказов стало много, а мастера работали медленно и срывали сроки. В начале 2019 г. Назарову и Богородицкому пришлось перевести столяров на сдельную оплату труда. Столяры были недовольны, потому что привыкли работать в расслабленном темпе за гарантированный оклад и не хотели перетруждаться, рассказывает Богородицкий. Один мастер уволился, других приходилось уговаривать, продолжает он. Сейчас мастер Stameska получает в среднем 80 000 руб. в месяц, производительность труда выросла, по словам Назарова. Пока приятели вели переговоры с сотрудниками, выяснилось, что один из мастеров раньше работал директором по продажам в крупных компаниях и даже получил MBA, рассказывает Богородицкий. Столяра решили повысить – теперь он руководит отделом продаж Stameska. В 2019 г. компания рассчитывает получить выручку в 40 млн руб., говорит Назаров.

Выйти в серию

В России несколько тысяч мебельных производств, большинство из них – небольшие мастерские и студии, работающие на заказ, говорит гендиректор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимур Иртуганов. Мебельная промышленность в России стала развиваться на фоне растущего спроса. После обвала рубля в 2014 г. покупатели переключились на более дешевую мебель местных производителей, рассказывает Иртуганов. По его оценкам, в 2018 г. в России было продано мебели на 477,5 млрд руб., примерно половина продаж пришлась именно на российские марки. Конкуренция обостряется – доля импорта вновь начала расти, в страну хлынула недорогая мебель из Китая, предупреждает Иртуганов.

Назаров и Богородицкий мечтают запустить серийное производство мебели под своим брендом и продавать его в рознице. Архитектор Stameska уже разработал дизайн пяти столов, шкафа, кресла и дивана в современном минималистичном стиле. Студия произвела 10 столов, но пока продали только пять, признается Назаров. В рознице столы стоят 70 000–90 000 руб. за штуку – это средний ценовой сегмент, говорит Назаров. Однако запуск серийного производства потребует инвестиций, предупреждает основательница мебельного бюро Woodi Полина Балашова. Студии придется изготовить много экземпляров, поставить столы и стулья в мебельные магазины и держать часть продукции на складе – покупатели не будут месяцами ждать заказа, продолжает Балашова. Назаров и Богородицкий сейчас ведут переговоры с двумя мебельными магазинами.

Основатели Stameska считают, что рынок мебели в России очень узкий, и мечтают через три года начать поставку столов и стульев на экспорт. Но за границей конкуренция еще выше, говорит Балашова: чтобы завоевать искушенных зарубежных покупателей, нужно придумать оригинальный дизайн и добиться высокого качества изделий.

Zhabua
07:53 29.06.2019
@Студия произвела 10 столов, но пока продали только пять, признается Назаров. В рознице столы стоят 70 000–90 000 руб. за штуку – это средний ценовой сегмент, говорит Назаров@ @На мебель клиент тратит в среднем 500 000 руб., говорит Назаров. За эти деньги клиент может заказать, например, два шкафа и тумбу в ванную комнату@ Почему мне кажется, что этот прекрасный бизнес никогда не выйдет на серийное производство, а выручка никогда не превысит психологическую черту в 100 млн.? Да потому что дураков в Москве осталось до обидного мало и даже самые тупые из них сверятся с ценами на аналогичные "арт-объекты" в оригинальных итальянских каталогах или, на худой конец, с предложениями столичных дилеров итальянской мебели за такие прайсы. А есть еще испанская мебель, китайская, индийская, индонезийская... и все намного дешевле.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more