Статья опубликована в № 4913 от 04.10.2019 под заголовком: Неправильная кофейня

Как международники из Ижевска открывали антикафе

В этих заведениях плату за кофе не берут

В 2010 г. писатель Иван Митин открыл первое в России антикафе «Дом на дереве» в мансарде дома на Покровке. Гости не заказывали по прайс-листу, а оставляли добровольные пожертвования в обмен на чай, снеки и гостеприимство. Их можно было брать в неограниченных количествах. Чтобы окупить аренду, гости должны были оставлять 100–200 руб. Многие оставляли гораздо меньше, рассказывал Митин в интервью. Через год зал уже не вмещал всех посетителей. И Митин открыл новое антикафе «Циферблат». Но, поняв, что на большие добровольные пожертвования рассчитывать нельзя, он ввел плату за время, проведенное в заведении, – 1 руб. за минуту. Начисление платы в антикафе происходило по принципу счетчика такси.

В один прекрасный день в «Циферблат» наведался выпускник Удмуртского университета, специалист по международным отношениям Алексей Миронов. Ему настолько понравилась идея, что он решил открыть подобное заведение в родном Ижевске. И взял в партнеры однокурсника Романа Никитина, который тогда занимался сетевым маркетингом. В 2012 г. Миронов и Никитин открыли первое антикафе в Ижевске, а в следующем – второе. А еще через год партнеры решили попытать счастья в Москве. В столице к ним присоединились институтские друзья Марк Кинзебулатов и Алексей Каранюк. Сейчас в их группу «Маяк 13» входит 13 собственных кафе. Совокупная выручка группы в 2018 г. составила 93 млн руб.

Бейкер-стрит

После окончания университета в Ижевске Миронов мечтал переехать в Москву и поступить в магистратуру ВШЭ. Деньги заработал сам. В 2009 г. он нашел репетиторов по английскому языку из Ижевска и предложил им организовать онлайн-уроки по Skype для москвичей и петербуржцев. Через полгода проект Миронова Best English приносил по 100 000 руб. выручки в месяц. На заработанные деньги в 2010 г. Миронов переехал в Москву. Он поступил в ВШЭ и поселился в общежитии в Дубках. К Best English он охладел. Соседкой Миронова по общежитию была администратор московского антикафе «Циферблат», которая рассказал Миронову, как работает заведение. Вернувшись в Ижевск, Миронов поделился идеей с Никитиным. И в 2012 г. приятели запустили антикафе Baker Street. На открытие потратили 450 000 руб., вложив 150 000 руб. сбережений и оформив две кредитные карты.

Подходящее помещение на 80 кв. м и 25 мест нашлось на второй линии, вблизи храма Александра Невского. Друзья подсчитали: чтобы не прогореть, антикафе должно принимать по 35 человек за сутки на 1,5–2 часа. А приходило по 100 человек в день, вспоминает Миронов.

Партнеры закупили клетчатые пледы, повесили картины с Шерлоком Холмсом и оборудовали игровую зону в английском стиле. Мебель была куплена в ИКЕА. Кофе заваривали в простейшей кофемашине. Минута пребывания в кафе стоила 2 руб. в первый час и по 1 руб. – в следующие. Клиенты проводили в антикафе по 1,5 часа и платили по чеку 200 руб. Основными посетителями были студенты: Baker Street находилось в 20 минутах ходьбы от крупнейших вузов.

Уже через 2,5 месяца предприниматели окупили проект и получили чистую прибыль в 180 000 руб. Но через полгода появились конкурирующие заведения, и посетителей в Baker Street стало меньше. В конце концов в 2016 г. предприниматели продали Baker Street местным бизнесменам. Сумму Миронов не называет, но говорит, что кафе было прибыльным, поэтому цена была достойной.

Лосиное кафе

В первый же год стало ясно: нужно искать место поближе к вузам, помещение побольше, а также менять дизайн. И в 2013 г. Миронов и Никитин открыли в Ижевске второе антикафе под названием New York Coffee. Нашли помещение на 40 посадочных мест неподалеку от Удмуртского университета и медицинской академии. Аренда составляла 105 000 руб. в месяц. В запуск второй точки вложили 850 000 руб., заработанных на Baker Street.

Миронов и Никитин распланировали помещение с учетом того, что посетители антикафе приходят с разными целями: одним нужно тихое место для работы, другим – для компьютерных или настольных игр, третьи хотят просто выпить кофе. Зал разделили на бар, игровую комнату и уединенный зал с камином. Мебель купили не в ИКЕА, а более дорогую, арендовали профессиональные кофемашины, наняли шесть сотрудников, вспоминает Миронов. Миронов и Никитин назвали новую точку тайм-кофейней. В сутки бывало по 130 посетителей. Раз в два дня в кафе бесплатно выступали музыканты, лекторы и комики.

В Ижевске в 2013 г. уже открылись точки сети кофеен Coffee Like, торгующих кофе навынос, и Миронов и Никитин загорелись идеей открыть такую же точку. Нашли недорогое помещение в центре Ижевска за 20 000 руб. в месяц. На запуск кофейни и покупку кофемашины ушло 300 000 руб. Новое кафе получило название Moose Coffee. Ребята решили, что смешное животное привлечет посетителей. В 2013 г. совокупная выручка двух кафе составила около 13 млн руб. Рентабельность – около 20%.

Расхитители печенья

В 2014 г. по соседству с Moose Coffee освободилась помещение. Ребята решили снять его и открыли кафе американских хотдогов HotDogger. Идею почерпнули из поездки в США. «Ели там хотдоги каждый день, очень нравились», – вспоминает Никитин. Вложения составили 700 000 руб. Хотдоги продаются по 79–129 руб. В сутки точку посещает по 90 клиентов.

В 2014 г., по данным 2ГИС, в России насчитывалось более 100 антикафе. Никитин и Миронов решили открывать заведения в богатой Москве. За помощью они обратились к институтским друзьям по ВШЭ и университету Кинзебулатову и Каранюку. Кинзебулатов тогда трудился закупщиком в частной компании, а Каранюк – аналитиком в хедж-фонде. Все скинулись примерно по 700 000 руб.

Партнеры начали искать помещение вблизи ВШЭ. Для тайм-кафе нужны были 130–150 кв. м: бар, рабочая и игровая зоны, технические помещения. Нашли помещение на Маросейке на второй линии за 300 000 руб. в месяц. «Оно было нежилое, и мы впервые смогли сдавать пространство под мероприятия, до двух броней в неделю. В Ижевске это было невозможно, потому что кафе находились в жилых домах», – говорит Миронов.

И в марте 2014 г. на Маросейке открылось пятое по счету заведение партнеров – тайм-кафе Jeffrey’s Coffee. Основатели ориентировались на студентов ВШЭ, МГТУ им. Баумана, МАрхИ и МГЛУ. Оформили кафе в лосином стиле – дизайн New York Coffee ребята сочли слишком простым. На запуск потратили 2,5 млн руб. Большая часть пошла на ремонт и аренду помещения. Для студентов минута пребывания в кафе стоит 2 руб., для всех остальных – 2,5 руб. Средний чек составлял 250–300 руб. Приходило по 150 посетителей в день, радуется Миронов.

В 2014 г. в главном здании ВШЭ закрылась пирожковая. Студенческий совет уже знал основателей Jeffrey’s Coffee и предложил им занять освободившееся помещение. Согласования с администрацией вуза заняли почти год, вспоминает Миронов. Администрация поставила условие: ребята должны предлагать не только кофе, но и полноценную еду, например салаты, и ввести оплату по прайс-листу. Миронов боялся, что никто из студентов не станет покупать кофе по 100 руб. Но в 2015 г. кофейня при вузе под названием Jeffrey’s Coffee Shop открылась.

Запустить кофейню проще, чем антикафе, если выбрать место с хорошим трафиком, считает Миронов. Для антикафе нужны большие помещения, а это дорогие аренда и ремонт.

В 2015 г. в компании «Маяк 13» работало уже 90 сотрудников: барменов, администраторов, поваров. Уследить за ними было трудно. Владельцы Jeffrey’s Coffee провели аудит и выяснили, что сотрудники украли 16% выручки (путем занижения платежей от клиентов), воровали печенье и кофе. Отличие антикафе от обычных заведений в том, что посетители могут брать кофе и снеки в неограниченном количестве, поэтому трудно проводить учет, говорит Миронов. Пришлось установить видеокамеры, нанять бухгалтера и уволить нескольких недобросовестных сотрудников.

Бренд на продажу

В марте 2014 г. к партнерам обратился предприниматель из Таганрога, который захотел приобрести франшизу New York Coffee. Миронов и Никитин решили использовать эту возможность. Они зарегистрировали отдельную управляющую компанию, чтобы контролировать сеть франчайзи.

Они создали чат и скидывали туда пошаговые инструкции. Но вскоре партнер в Таганроге перестал выходить на связь. Кофейня работает до сих пор, но роялти не платит. Ребята ничего не смогли сделать – выяснилось, что они не могут зарегистрировать товарный знак New York Coffee, потому что в названии присутствует географическое наименование, рассказывает Миронов.

После первой неудачи партнеры изменили условия франшизы, подробно расписав обязанности франчайзи. Они стали искать других франчайзи, в первый год набралось около восьми. Партнеры в 2014 г. наняли менеджера по франшизе и дизайнера, а в 2015 г. – специалиста по поиску помещений, юриста и менеджера по маркетингу.

В 2016 г. программист Александр Кожевников по франшизе открыл кафе Moose Coffee в Пензе. Он рассказывает, что у него не было предпринимательского опыта, поэтому он предпочел франшизу, чтобы снизить риски. Кожевников изучил все доступные кофейные франшизы и выбрал «Маяк 13», потому что они начинали в регионах. Миронов и Никитин помогли Кожевникову получить у поставщиков скидки в 15–20%, а также проконсультировали по юридическим вопросам. Роялти составляет 5000 руб. в месяц.

Сейчас по франшизам «Маяка 13» открыто более 170 кафе в России. Штат управляющей компании вырос до 26 человек в Ижевске и Москве. На зарплаты и расходы УК уходит 1,2 млн руб. в месяц, роялти приносит 2,1 млн руб. в месяц. По стране открыто 99 кофеен Moose Coffee (три свои), 49 закусочных HotDogger (одна своя), 17 тайм-кофеен New York Coffee (одна собственная) и 18 кофеен Jeffrey’s Coffee. Елена Перепелица, генеральный директор Restcon, говорит, что все игроки рынка антикафе, в том числе «Маяк 13», жестко конкурируют друг с другом и временное преимущество получает тот, у кого лучше место.

А недавно партнеры открыли в Ижевске винный дворик «Дело не в вине» и бар крафтового пива «Берег». «Они приносят меньше денег, чем сетевые кофейные проекты. Это хобби, просто в Ижевске мало хороших напитков», – говорит Миронов.

Читать ещё
Preloader more