Как заработать на бронзовом Стиве Джобсе

Рынок сувениров переполнен, но на нем всегда найдется перспективная ниша
На изучение технологий литья из бронзы Максиму Назарову понадобился год /Личный Архив

Геодезист из Санкт-Петербурга открыл цех, который выпускает значки – портреты писателей, поэтов, режиссеров и певцов. Идея не нова, но ему удалось найти свою нишу

Геодезист Максим Назаров после окончания университета трудился в частной компании – подрядчике реставрационных и архитектурных компаний и обмерял памятники в Санкт-Петербурге, а затем делал их трехмерные чертежи. Из телепрограммы на канале Discovery он узнал о 3D-принтерах, на которых можно распечатать все – от пластиковой статуэтки до деталей самолетов. Он нашел компанию, занимающуюся оргтехникой, у которой были 3D-принтеры. Со своими трехмерными чертежами Назаров пришел в эту компанию и напечатал пластиковую миниатюру Казанского собора высотой 15 см. Этот макет Назаров показал университетскому приятелю, который подрабатывал в мастерской «Бронза мания». Тот макет похвалил и рассказал о нем литейщикам. Мастера заинтересовались. Они попросили Назарова отпечатать копии известных зданий и памятников Санкт-Петербурга, чтобы сделать по ним формы для литья. Но Назаров не имел права использовать казенную технику и чертежи, сделанные в рабочее время. А в личное время он смог обмерить лишь скульптуру Владимира Ленина.

Процесс литья заинтересовал геодезиста не меньше, чем 3D-печать. В 2013 г. коллеги-геодезисты одолжили Назарову 250 000 руб. на открытие литейной мастерской Kaya Studio. Максим (которому тогда было 24 года) был самым молодым в коллективе, и старшие товарищи заметили его увлеченность и просто решили помочь. Сначала она выполняла разовые заказы, а в 2015 г. Максим выпустил серию бронзовых значков – барельефных портретов знаменитостей: Есенина, Бродского, Цоя, Гагарина и др. И дело пошло.

Пуговицы и Стив Джобс

Назаров начал с брелоков – простых геометрических фигур из бронзы. Заказал отливку в «Бронза мании». Готовые брелоки он продавал через соцсети и интернет-площадку «Ярмарка мастеров». Он быстро понял, что продажа брелоков может приносить половину его зарплаты геодезиста и даже больше. Назаров уволился с работы и профессионально занялся литьем.

В апреле 2013 г. Назаров нашел помещение в 8 кв. м возле площади Александра Невского и закупил ювелирный воск (он крепче свечного), гипс и металл. Знакомые литейщики из «Бронза мании» направляли к Назарову клиентов, когда были перегружены работой. Максим все делал сам – вырезал прототипы из воска, изготавливал гипсовые формы, делал отливки из бронзы, шлифовал и полировал заготовки. Ассортимент – брелоки, пуговицы и другая швейная фурнитура. Зарабатывал немного, но на жизнь хватало, вспоминает Назаров.

В 2014 г. Назаров нанял первого сотрудника – художника-ювелира: заказов стало вдвое больше, чем в 2013 г. И решил выпускать значки – портреты известных людей. Идея не нова, признается Назаров, в магазинах уже продавались похожие деревянные и эмалевые значки. Но он подумал, что покупателей привлечет необычный для значков материал, бронза, и трехмерное барельефное изображение. Так и получилось.

Экономика значка

Трехмерные компьютерные модели разработали три внештатных художника-скульптора. Потом по этой модели художник-ювелир вырезал из воска фигурку. Первым сделали значок с портретом Сергея Есенина – любимого поэта Назарова. «Его в России все знают, но он меньше растиражирован, чем Пушкин», – говорит Назаров. В 2015 г. новые лица появлялись в каталоге Kaya Studio раз в две недели. Сейчас в каталоге Назарова 34 знаменитости, в том числе два портрета Владимира Высоцкого, Махатма Ганди, Карл Маркс, Сальвадор Дали, Анна Ахматова, Федор Достоевский, Эдгар По и др. Барельеф Есенина до сих пор остается лидером продаж Kaya Studio. Спросом также пользуются портреты Иосифа Бродского и Юрия Гагарина. По совету старшего брата Назаров ввел в каталог барельеф основателя Apple Стива Джобса. Но ненадолго: значки с ним покупали неохотно и спустя год Назаров решил его больше не выпускать. Чтобы окупить затраты на моделирование одного портрета, нужно продать 150 значков, говорит он. «Если я трачу на изготовление значка 39 руб., то продаю его за 120 руб.», – поясняет Назаров. По его словам, за пять лет он продал более 60 000 значков-портретов, в рознице значок стоил 350–380 руб. за штуку.

/Личный архив

Читающая публика

Первые полгода Назаров продавал значки через «Ярмарку мастеров», оказалось, их покупали интеллигентные люди, любители чтения, в возрасте от 16 до 45 лет. Самым очевидным решением было сотрудничество с петербургскими книжными магазинами. Назаров обратился в сеть «Буквоед» и попросил категорийного менеджера оценить значки. Бронзовые барельефы тому понравились, но не устроила упаковка. На ней, например, отсутствовал штрихкод. Назаров заказал в типографии новые упаковки со штрихкодами. И тогда «Буквоед» взял партию значков на реализацию.

На книжном рынке все друг друга знают: имея в списке партнеров громкие имена вроде «Буквоеда», проще вести переговоры, убежден Назаров. В разное время бронзовые значки Kaya Studio продавали в прикассовых зонах «Санкт-Петербургского дома книги», книжного дома «Москва», «Республики» и «Московского дома книги». В 2015 г. Назаров продал 5000 значков, в 2016 г. – уже 8000 штук, и в основном через книжные магазины. Представители московских сетей факт сотрудничества подтвердили, но деталей не раскрыли: мол, по меркам сетей очень мелкий бизнес. Московский дом книги закупает значки с изображениями знаменитостей и известных зданий, потому что они нравятся покупателям. Но самому магазину значки не приносят существенного дохода, сообщил представитель сети. С 2016 г. значки Kaya Studio стали закупать сувенирные магазины нескольких музеев Москвы и Санкт-Петербурга. Продажи оказались очень незначительными, но это важно для имиджа, говорит Назаров.

В 2016 г. Назаров нашел помещение в 25 кв. м и закупил две печи: плавильную для металла и муфельную для гипса, оборудовал места для работы с воском и финальной обработки металлических изделий. Получился полноценный цех, в котором кроме него работали литейщик, восковальщица и монтировщик. Стали использовать новый сплав нейзильбер. Бронза ассоциируется у некоторых людей с чем-то устаревшим и несовременным, рассказывает Назаров.

Справка о ненарушении

В 2017 г. произошел рывок – тогда значки появились на Wildberries. По словам Назарова, продажи на Wildberries на 30% превысили совокупные продажи в книжных магазинах Москвы. В 2017 г. Kaya Studio продала 17 000 значков, а выручка составила рекордные для Kaya Studio 1,7 млн руб. Назаров надеялся с помощью Wildberries охватить всю Россию. Но не получилось: через некоторое время сотрудники Wildberries запросили у Kaya Studio подтверждение, что она не нарушает ничьи права, используя изображения. Взять такую бумагу у наследников Пушкина не представляется возможным, говорит Назаров. Партнер адвокатского бюро «Андрей Городисский и партнеры» Елена Городисская считает, что проблемы могут возникнуть не с потомками Пушкина, а с наследниками первой очереди или ныне живущими знаменитостями. Статья 152.1 Гражданского кодекса запрещает использовать изображение гражданина без его согласия, говорит она. Знаменитости и их ближайшие наследники могут через суд запретить Назарову использовать изображение. В зоне риска оказалось несколько портретов. Пока претензий не возникало, говорит Назаров.

В 2019 г. Назаров нашел замену – маркетплейс Ozon. Через него свои товары поставляет более 5000 компаний. По словам старшего юрисконсульта Ozon Майи Лавровой, договор между маркетплейсом и поставщиками включает пункт, что партнер гарантирует наличие прав на использование фирменных наименований, имен, изображений и иных объектов интеллектуальной собственности.

Станкостроитель

В 2018 г. выручка Kaya Studio снизилась до 1,2 млн руб. Сувениры покупают, только если у людей есть свободные средства, а доходы населения падают, объясняет Назаров. Но чем загрузить производство? Идея нашлась быстро. В цехе стояло несколько польских галтовочных станков – с их помощью шлифовались и полировались значки. Назаров говорит, что отечественных галтовочных станков практически нет. И в конце 2018 г. Назаров стал делать роторные станки для литейных и ювелирных мастерских. Устройство простое – двигатель, электроника и рабочие полиуретановые барабаны, говорит он. Освоить технологию производства было несложно, нужно только отливать барабаны, а двигатель и электронику Назаров закупает на стороне.

На запуск нового проекта под названием «Авто финиш системы» предприниматель потратил 350 000 руб. За 11 месяцев «Авто финиш системы» продали 13 станков по 92 000–175 000 руб. Их приобрели литейные мастерские из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Краснодара, Севастополя и Калининграда. По словам Назарова, иностранные аналоги стоят вдвое дороже.

Иван Галтовченко – владелец мастерской литья бронзовых сувениров «Лаборатория бронзы» в Севастополе. Мастерская выпускает примерно 20 кг изделий в неделю. Большая часть работы выполняется вручную, обработка – единственный процесс, который можно автоматизировать, говорит Галтовченко. «Лаборатория бронзы» приобрела роторный галтовочный станок у Назарова. По его словам, качество сборки несовершенно, но по соотношению цены и качества это лучший вариант, который удалось найти. Между тем Назаров надеется, что «Авто финиш системы» станут лидером на рынке галтовочных станков.