Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1300 от 04.02.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Ждем ответа

От редакции: Ждем ответа

Чтобы реализовать эти права, газета “Ведомости” обратилась с официальными запросами к членам совета директоров “Роснефти” и к руководству Федерального агентства по управлению федеральным имуществом.

Очень хочется получить ответы, поскольку представители “Роснефти”, Внешэкономбанка и высшие государственные чиновники продолжают путаться в показаниях по поводу того, откуда и на каких условиях были привлечены деньги на покупку “Юганскнефтегаза”. Сначала руководитель Росэнерго и член совета директоров “Роснефти” Сергей Оганесян сказал, что “Роснефть” профинансировала покупку, позаимствовав $6 млрд у китайской CNPC в качестве предоплаты в счет будущих поставок нефти в Китай до 2010 г. Чуть позже министр финансов Алексей Кудрин уточнил, что это ВЭБ занял $6 млрд у китайских банков, в том числе у китайского Eximbank, а затем выдал их “Роснефти”. Сутки спустя чиновники, “Роснефть” и Внешэкономбанк бросились убеждать рынок, что китайские деньги в сделке по “Юганску” не использовались. Пресс-служба Минфина заявила, что слова Кудрина неправильно истолковали и что ВЭБ к покупке “Юганскнефтегаза” непричастен, а сама “Роснефть” сообщила, что получила шестимиллиардный кредит не на оплату акций “дочки” “ЮКОСа”, а на некие “капиталоемкие стратегические проекты”.

Другими словами, откуда у компании с годовой выручкой $5,5–6 млрд взялись $9,35 млрд для покупки очень спорного актива, до сих пор не понятно. Может быть, управляющие “Роснефтью” чиновники и не обязаны никому об этом рассказывать? Если бы “Роснефть” была частной компанией, то по закону об акционерных обществах владельцы более чем 25% ее акций могли бы обратиться с подобным вопросом к менеджменту, но “Роснефть” целиком и полностью принадлежит государству и отчитываться о своих действиях чиновникам вроде бы некому.

По закону о СМИ чиновники обязаны ответить на запрос редакции в семидневный срок – либо в трехдневный срок прислать мотивированное уведомление об отказе. Последнее возможно в том случае, если информация о том, откуда у “Роснефти” деньги на покупку “Юганскнефтегаза”, является конфиденциальной.

Но по закону “Об информации, информатизации и защите информации” сведения, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и об использовании бюджетных средств и других государственных ресурсов, а также сведения, “представляющие общественный интерес”, не могут считаться конфиденциальными. “Роснефть” – это государственный ресурс, а ее финансовое состояние, несомненно, представляет общественный интерес. Компания не только платит в бюджет миллиардные налоги. На официальном сайте “Роснефти” говорится, что по поручению правительства компания снабжает целые регионы топливом, а агропромышленный комплекс – горючесмазочными материалами. Именно она отвечает перед правительством за восстановление нефтегазового комплекса Чечни. Именно она стала уполномоченной компанией по подготовке и реализации соглашений о разделе продукции. Именно она обеспечивает заказами предприятия отечественного ВПК. А что если она не сможет отдать кредит на покупку “Юганска”, выданный непонятно кем и непонятно на каких условиях? Что будет с сельхозпроизводителями и ВПК?

Все это безусловно представляет большой общественный интерес. У чиновников есть семь дней, чтобы выполнить требования закона или нарушить его, что, безусловно, не добавит прозрачности “абсолютно рыночной”, по словам президента Владимира Путина, сделке по продаже основного добывающего актива “ЮКОСа”. А у редакции есть право защищать интересы читателей в суде.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать