Статья опубликована в № 1490 от 08.11.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Потомак и Неглинка

От редакции: Потомак и Неглинка

Кадровые решения по поводу руководства Федеральной резервной системы США (ФРС) и Банка России, которые оказались близки по времени друг к другу, конечно же, несопоставимы по своей глобальной значимости. Сопоставимы они лишь в том, что двум кандидатам на должности руководителей центральных банков предстоит столкнуться с неподвластной им политической стихией.

Значимость выбора главы ФРС трудно переоценить – все, кто занимал эту позицию за последние 30 с лишним лет, оказали огромное влияние на развитие американской и мировой экономики, и за последние полвека лишь пять человек занимали этот пост. Неудивительно в таком случае, что на фоне скандала, вызванного попыткой президента Джорджа Буша назначить судьей Верховного суда юриста Белого дома лоялистку Хэрриет Майерс, возникли опасения, что кандидат на одну из ключевых экономических позиций в мире тоже может быть выбран по принципу лояльности, а не профессионализма. Объявление кандидатом на пост главы ФРС Бена Бернанке – ведущего американского экономиста-монетариста – хорошо уже тем, что развеяло эти опасения. Ведь Бернанке, хоть числится республиканцем и возглавляет Совет экономических советников президента, не был замечен в безоглядной поддержке экономических идей Белого дома.

В случае же с Сергеем Игнатьевым все наоборот: независимость нынче не в почете, а юрфак Ленинградского госуниверситета – чуть ли не официальная кузница властных кадров. Напомним, что есть ряд известных исследований, демонстрирующих, что в переходных экономиках чем более независим ЦБ, тем ниже инфляция.

Но есть у двух глав ЦБ и общее. Их будущие проблемы обусловлены неподконтрольной им силой – политикой.

Финансовая сфера США сильно разбалансирована одновременными и огромными дефицитами бюджета и торгового баланса, бороться с которыми не дает рост госрасходов, во многом вызванный войной в Ираке. Серьезной проблемой для Бернанке будет и растущий пузырь на рынке недвижимости, а дополнительной психологической нагрузкой – неизбежные сравнения с титаном Аланом Гринспэном. Система денежно-кредитного регулирования экономики США за те 18 лет, что ею руководил Гринспэн, неизбежно оказалась психологически завязана на него, и это будет помехой для преемника, а снижение влияния “фактора Гринспэна” станет для него дополнительной задачей.

Жизнь Сергея Игнатьева, конечно, не будет осложнять монументальная фигура предшественника. Но Центробанк РФ оказывается заложником трудносовместимых задач – сдерживать укрепление рубля и инфляцию. Причем приоритет целей меняется в зависимости от политического момента, а расходные инициативы Кремля вообще с ними не координируются. Но это значит лишь, что провал контроля над инфляцией и несостоявшаяся жесткая зачистка банков на пороге системы страхования вкладов не столько вина ЦБ, сколько результат действия неодолимой политической силы. А несгибаемая позиция скорее привела бы Игнатьева к отставке, чем дала бы результат.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать