Статья опубликована в № 1537 от 24.01.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Совещатели

От редакции: Совещатели

Российская власть в начале XXI в. придает особое значение Общественной палате. Почти такое же, как в начале ХХ в. царь придавал созыву Госдумы. “Вам предстоит трудная и сложная работа, но я верю, что любовь и воодушевление помогут вам разрешить сложные задачи. Я верю, что вы посвятите все свои силы просвещению и благосостоянию нашей Родины, памятуя, что для духовного освобождения необходима не только свобода, но и порядок на основании права” – такими словами 100 лет назад император приветствовал в Зимнем дворце депутатов первой российской Думы перед ее первым пленарным заседанием.

Значимость нынешнего события подчеркивали торжественная церемония открытия в самом большом и пышном Георгиевском зале Кремля и личное приветствие главы государства, которого, напомним, не удостоилась первая постсоветская Дума.

Орган, который не ограничивает власти первого лица, но служит ему коллективным советником, – давняя мечта российских властей. Поражения в Русско-японской войне 1904–1905 гг. вызвали рост протестных настроений в стране. Активизировались крайние оппозиционные партии – социал-демократы и эсеры. Это заставило правящие круги искать пути выхода из кризиса. “Движение, вытекающее из законов общественного развития, мерами способа полицейского не может быть остановлено”, – писал в ноябре 1904 г. во всеподданнейшей записке Николаю II министр внутренних дел и шеф корпуса жандармов князь Петр Святополк-Мирский. Мирский предлагал создать орган, “обеспечивающий Верховной власти возможность непосредственно ознакомляться с потребностями населения, а населению – доводить до Верховной власти о своих нуждах без посредства бюрократической иерархии, которую общество считает вредным средостением между властью и народом”.

Проект положили под сукно, а 9 января 1905 г. войска расстреляли мирную демонстрацию жителей Петербурга у Зимнего дворца. После этого Святополк-Мирский подал в отставку.

Однако новые поражения на суше и на море и нараставшая угроза революции заставили царя вернуться к проекту опального министра.

Новый глава МВД Александр Булыгин разработал положение о Государственной Думе и проект избирательного закона. На их основе царь издал Манифест 6 августа 1905 г. Депутаты Думы избирались по трем куриям – землевладельческой, городской и крестьянской. Но Дума не имела права законодательной инициативы, а процедура выборов была крайне сложной.

Создание декоративного совещательного органа не успокоило общество. В октябре 1905 г. началась всероссийская политическая стачка. В Москве, Сибири и Польше начались вооруженные восстания. И вот 17 октября 1905 г. Николай издал новый Манифест – “Об усовершенствовании государственного порядка”. Российским подданным даровали свободу слова, союзов и собраний. Дума превращалась из законосовещательной в законодательную. Она получила право разрабатывать и принимать законы, утверждать и отклонять госбюджет, сметы министерств, не имея, впрочем, возможности влиять на назначение министров. В декабре разработали новые нормы выборов в российский парламент – имущественный ценз для горожан и крестьян снизился, наконец избирательные права получили рабочие. И хотя их по-прежнему были лишены жители Средней Азии, некоторых регионов Кавказа, военнослужащие, студенты и женщины, после оглашения нового порядка выборов революция постепенно пошла на убыль.

Нынешняя Госдума избирается прямым тайным всеобщим голосованием. Ее права значительно шире, чем у дореволюционной. Она может отправить в отставку правительство, преодолеть вето президента и даже требовать импичмента главы государства. Но что-то заставляет президента искать “площадку для широкого диалога, где могли бы быть представлены и подробно обсуждены гражданские инициативы” вне парламента.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать