Статья опубликована в № 1562 от 01.03.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Финансовая гонка

От редакции: Финансовая гонка

Враждебные поглощения и выкупы компаний менеджментом навсегда изменили ландшафт корпоративной Америки и ее финансовый рынок в 1980-х гг. Весьма возможно, что Европа сегодня находится на пороге такой же бури. Бури, способной радикально перетряхнуть экономику и в конечном счете пойти ей на пользу. Но эту пользу еще надо суметь извлечь.

Европу захлестывает бум слияний, поглощений и выкупов компаний менеджментом или частными фондами. Сегодня в центре внимания две потенциальные суперсделки: слияние французской госмонополии Gaz de France с французско-бельгийской энергетической компанией Suez и предложение немецкой E.On купить испанскую энергокомпанию Endesa за $34,5 млрд. Правда, совет директоров Endesa отклонил предложение, а на Suez претендует итальянская Enel, так что в обоих случаях может дойти до корпоративных войн и попыток недружественного поглощения.

Корпоративные хищники уже собирают ресурсы для атак, готовятся к обороне и потенциальные жертвы. Британский нефтехимический концерн INEOS для покупки ряда активов у BP в начале 2006 г. привлек на рынке $10,8 млрд, причем спрос на его бумаги, среди которых были и “мусорные” облигации, превысил $25 млрд. А рейтинговое агентство Standard & Poor’s подсчитало, что объем высокорисковых займов, привлеченных для выкупов и враждебных поглощений компаний в Европе, в 2005 г. удвоился и достиг $146 млрд. Стоит напомнить, что высокорисковые – или “мусорные” – облигации были основным инструментом привлечения финансирования для выкупов и враждебных поглощений компаний в США в 1980-х гг.

И гонка финансовых вооружений уже дает о себе знать. Много шума в 2005 г. наделала покупка испанским банком Santander британского Abbey за $14,8 млрд. Испанский же телекоммуникационный гигант Telefonica размялся на покупке чешского Cesky Telecom (почти $6 млрд), а потом за без малого $31 млрд проглотил второго по величине сотового оператора Великобритании – O2. В то же время частный инвестиционный фонд Kohlberg Kravis Roberts, прославившийся поглощением табачного и пищевого гиганта RJR Nabisco в 1988 г. (это был апофеоз эры корпоративных войн в Америке), провел кредитованный выкуп датского телекоммуникационного оператора TDC за $12 млрд.

Сегодня испанская строительная группа Ferrovial покушается на BAA – мирового лидера в области управления аэропортами, управляющего в том числе и лондонским Хитроу. Стоимость BAA c учетом задолженности может доходить до $25 млрд, так что испанцам придется много занимать – как и англичанам, которые не собираются сдаваться без боя. Наконец, ходят слухи, что группа частных инвестфондов нацелилась на потребительского колосса Unilever (выручка в 2005 г. – $47 млрд).

Конец 1980-х гг. в США считается эрой бесконтрольной жажды наживы, алчности и разрушения. Названия книг, описывающих реалии тех дней, говорят сами за себя: “Варвары у ворот”, “Покер лжецов”, “Бал хищников”, “Логово воров”, “Костры амбиций”. Но эта эра перемешала болото, в которое превратилась корпоративная Америка, – сменила пресытившихся топ-менеджеров на дерзких предпринимателей, заставила компании меняться, становиться более динамичными и эффективными. Помогло этому и долговое бремя компаний после поглощений и выкупов. Приходилось продавать лишние активы и затягивать пояса, чтобы не разориться. Европе пошла бы на пользу подобная встряска, тем более что риски сегодня ниже, чем в 1980-х гг., уже хотя бы потому, что инвесторы более опытны и лучше понимают, в какие игры они играют.

Другое дело, готовы ли к переменам государственные власти. И это касается не только Европы, где французское правительство прямо поддерживает Gaz de France в его борьбе с Enel за Suez и где испанские власти грозят законодательным запретом на продажу Endesa иностранцам. Рост российского рынка слияний и поглощений на 70% в 2004 г. был обеспечен “аукционом” по продаже “Юганскнефтегаза” (без него рост составил бы 21%). Крупнейшая сделка за всю историю российской экономики – это покупка “Газпромом” в 2005 г. “Сибнефти”. Растет присутствие государства и в других секторах, например в автопроме. В общем Россия в смысле слияний и поглощений – вполне в мировом русле. Давайте только потом сверим часы – у кого результаты этого бурного процесса получатся красивее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать