Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1613 от 16.05.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Недетский вопрос

От редакции: Недетский вопрос

“Давно пора прекратить из Москвы руководить строительством школ, бань и канализаций”, – заявил президент Путин. Давно пора. Но по данным Центра фискальной политики (ЦФП), 80% муниципалитетов дотационны. Неудивительно, что им трудно финансировать медицину, образование и ЖКХ, которые перешли в их ведение по закону № 122.

Это подтвердил завершившийся вчера процесс в Конституционном суде (КС). В январе 2005 г. тверские власти повысили плату за посещение детьми муниципальных детских садов с 313 руб. до 858 руб. (реальная стоимость содержания ребенка в саду, по данным горуправления образования, – 2500 руб.). В апреле 2005 г. местный райсуд отменил это решение – оно нарушило статью 122-го закона, запрещающую муниципальным властям устанавливать плату за сад выше 20% от стоимости содержания ребенка. Тверские депутаты и мэр сочли, что закон нарушает статью 130 Конституции, гарантирующую самостоятельность органов местного самоуправления, и направили жалобу в КС. Судьи отказались удовлетворить ее, но подчеркнули: закон обязывает центр и регионы “оказывать финансовую помощь муниципальным образованиям в целях исполнения ими расходных обязательств по содержанию детей в муниципальных дошкольных учреждениях”.

Недостаток средств вряд ли связан с реальной нехваткой денег. Просто подготовка реформы, которая известна как монетизация льгот, проводилась без согласования с бюджетными процессами на местах. До КС дошла только история с тверским детсадом, в других случаях проблема, видимо, как-то решалась: в 2005 г. выросли трансферты на покрытие дефицита региональных бюджетов.

Сама монетизация льгот, по оценкам экспертов Центра экономических и финансовых исследований и разработок, выгодна 78% льготников. Если после получения денежной компенсации их модель потребления сохранится, то свободные средства у них вырастут на 236 руб. Это мало для пенсионеров, но много для экономики – свободные средства приводят к росту потребления. Правда, 22% льготников страдают и в среднем теряют 151 руб. Но за счет того, что проиграли не самые бедные (в основном работающие пенсионеры, пользующиеся транспортом), эффект от реформы, по оценкам исследователей, все равно положительный – около 2,5% домохозяйств выйдут из-за черты бедности.

Но реформа оказалась непопулярной и дорогой. В 2005 г. федеральный бюджет выделил на монетизацию льгот 91 млрд руб. Этой суммы не хватает на покрытие “социального пакета”, заменившего натуральные льготы. Казне пришлось расплачиваться дважды. По данным Института экономики переходного периода, расходы на софинансирование социальных расходов выросли в 2005 г. по сравнению с 2004 г. в три раза и достигли 26 млрд руб., дотации на обеспечение сбалансированности региональных бюджетов – в два раза (52 млрд руб.). Из-за путаницы в финансировании невозможно оценить ни во сколько на самом деле реформа обошлась государству, ни ее эффективность.

Единоличный порядок принятия решений дает возможность реализовывать непопулярные реформы, но существенно понижает их качество. Должного эффекта не дал и контроль над СМИ: имея необходимые рычаги, государство провалило пиар-сопровождение реформы. Но главный негативный эффект монетизации – замораживание реформ.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать