Статья опубликована в № 2155 от 21.07.2008 под заголовком: От редакции: Джинн в бутылке

От редакции: Джинн в бутылке

Дмитрий Медведев потребовал ввести в действие общегосударственную систему электронного документооборота через полтора года. Электронное правительство, надеется президент, облегчит доступ граждан к государственным услугам и информации, снизит бюрократизм и коррупцию в органах власти и ускорит развитие страны. Вопрос в том, сможет ли глава государства и его команда преодолеть ряд технических, управленческих и ментальных проблем современной России.

С компьютерами у чиновников не ладится. Пока лишь немногие ведомства, в частности высшие суды, оперативно публикуют в интернете принятые решения. Сайты других, созданные в рамках тихо угасшей программы «Электронная Россия», менее информативны. По оценке некоммерческой организации «Институт развития свободы информации» (ИРСИ), в 2007 г. даже лидеры – МЧС, Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору и Минэкономразвития – публиковали меньше половины имеющихся данных (49%, 46% и 44% соответственно). Аутсайдеры – Россельхознадзор, Ространснадзор и Служба внешней разведки – представили лишь 16% информации.

Один из ключевых вопросов – компьютерная грамотность госслужащих. Предостережение чайникам всех уровней о будущем увольнении проблемы не решит. Необходимо обучить десятки, если не сотни тысяч управленцев и повысить их уровень владения современной техникой.

Кроме того, понадобятся сложные архитектурные решения. По мнению экспертов, в высших эшелонах российской власти не всегда понимают, насколько трудно создать универсальную общегосударственную базу данных, параллельно решая две задачи – обеспечения максимального доступа для пользователей открытой информации и надежной защиты охраняемых законом персональных данных. Вполне вероятный заказ такой разработки одной из госструктур опасен, во-первых, повторением ситуации с ЕГАИС, которая принесла участникам алкогольного рынка миллиардные убытки и до сих пор нуждается в доработке. Во-вторых, госструктуры привыкли прежде всего защищать информацию – удобства для потребителя не гарантированы.

Потребитель тоже должен быть грамотен. По данным «Левада-центра», в России заявляет о своем «знании и умении пользоваться интернетом» приблизительно треть населения (33% на ноябрь 2007 г.).

Россия пока отстает от передовых стран по уровню компьютеризации и распространению интернета, но мы быстро догоняем. По оценкам Минсвязи, количество компьютеров в России выросло за 2003–2007 гг. с 13 млн до 31,2 млн, число интернет-пользователей увеличилось с 8,3 млн до 35 млн, а трафик I квартала 2008 г. (125,5 млрд мегабайт) превысил трафик за весь 2006 год и в 2,5 раза – аналогичный показатель I квартала 2007 г.

Уровень проникновения технологий в обществе и бюрократии – вопрос времени. Когда он будет решен, возникнут новые трудности.

Часть чиновников привыкла считать открытые данные, доступ к которым гарантирован 24-й статьей Конституции и законом «Об информации», инсайдерской информацией, позволяющей извлекать статусную ренту. Компьютеризация в этом смысле может стать и плюсом и минусом.

Наконец, государству придется научить чиновников и самих граждан доверять электронному письму из высших инстанций так же, как официальной бумаге на бланке с гербом. Электронная подпись вполне работает в финансовом секторе, закон «Об электронной подписи» нуждается лишь в небольшой правке, чтобы приравнять электронный ответ чиновника к официальному.

Но граждане не очень-то доверяют и решениям властей «на бумаге», считая, что государство всегда может обмануть, забыть о своих обязательствах или отредактировать их задним числом. Это касается всех ветвей власти, государственных учреждений, силовых структур. Переход на электронный документооборот может усилить недоверие. Это не значит, что переходить не надо – но надо учитывать, что издержки адаптации к новой системе чиновников и общества будут весьма велики.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать