Статья опубликована в № 2338 от 16.04.2009 под заголовком: От редакции: Долг против кризиса

От редакции: Долг против кризиса

Погрязла в долгах – это и про Россию, и не про нее. Внешний долг правительства по международным меркам просто смешной: на 1 января 2009 г. – $40,5 млрд (около 3% ВВП, обычный показатель для развитых стран – 30% ВВП). Тогда как корпоративный и банковский секторы задолжали иностранным кредиторам в 10 раз больше – $452 млрд. Пока банки и компании лихорадочно пытаются погасить или реструктурировать свои обязательства, государство вдруг решило возобновить зарубежные заимствования. В 2010 г. после десятилетнего перерыва Минфин собирается привлечь на внешнем рынке $5 млрд на 3–5 лет, рассказали чиновники ведомства.

Экономического смысла у этого действия нет – сумма слишком мала, чтобы всерьез рассматривать ее как источник финансирования бюджетного дефицита (в 2010 г. планируется на уровне $70 млрд). Официальная версия такова: государство возвращается к практике внешнего долга, во-первых, для подготовки рынка к более основательным заимствованиям, а во-вторых – чтобы создать ориентир для корпоративных заемщиков. И вот тут начинается самое интересное.

Фондовые рынки лихорадит уже несколько месяцев, привычная система координат пришла в негодность. Те долговые бумаги, которые обращаются на рынке, были выпущены давно. Поэтому у участников рынка очень смутное представление о том, сколько и с какой доходностью можно было бы занять сегодня при первичном размещении. С этой точки зрения логика Минфина действительно оправданна. Другое дело, что сейчас «Газпром» выходит на рынок с еврооблигациями на $2 млрд – чем не ориентир для корпоративных заемщиков?

Отношения государства и корпоративных заемщиков на рынке капитала противоречивы: с одной стороны, они конкурируют за деньги инвесторов, а с другой – сильно зависят друг от друга. Благодаря тому что российское государство с 1998 г. ускоренно погашало внешний долг и накапливало безупречную кредитную историю, корпоративные заемщики в последние годы могли черпать ресурсы на внешних рынках в таких грандиозных масштабах. Суверенные кредитные рейтинги России росли и тянули за собой вверх рейтинги для корпораций, их заимствования дешевели.

Теперь все может быть наоборот. У государства (несмотря на уменьшение резервов, бюджетный дефицит и некоторое снижение кредитных рейтингов) с точки зрения долгового рынка дела по-прежнему идут неплохо.

Ставки, по которым Минфин может разместить новые евробонды, могут быть довольно низкими. Какой бы ни была доходность этих бумаг, корпоративные заемщики не смогут разместиться дешевле, поскольку их репутация сейчас хуже, чем у государства.

Поэтому Минфин просто перетянет на себя ресурсы, которые могли бы быть отданы частным заемщикам. В условиях кризиса, когда реальному сектору остро нужны деньги, это не лучший ход. Но только на первый взгляд.

При определенных условиях внешний долг может сослужить правительству неплохую антикризисную службу. Ведь за счет наращивания госдолга оно могло бы снижать налоги – а лучшего способа усиления экономической активности не придумано. Использовать для этой цели внутренний долг неразумно, потому что Минфину придется платить высокую ставку, способную конкурировать с растущим долларом и евро, не говоря уже о завышенной ставке рефинансирования ЦБ. Цена внутреннего долга может оказаться чрезмерной. Не только для бюджета, которому придется тратить немалые деньги на его обслуживание, но и для экономики в целом, ведь результатом этого шага будет повышение всех процентных ставок, и ресурсы окончательно утекут из реального сектора в финансовый.

На внешнем рынке Россия могла бы занимать по относительно выгодным ставкам, учитывая низкую долговую нагрузку и остальные вышеописанные причины. За счет этого можно было бы, например, с 2010 г. снизить НДС до 10–12%, как давно просит бизнес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать