Статья опубликована в № 2456 от 02.10.2009 под заголовком: Закон о торговле: Правда поставщика

Государство своими руками укрепило власть сетевой розницы

Часто приходится читать об институциональных ловушках, в которые ведет новый закон о торговле. Действительно, ограничения для торговых сетей, скорее всего, не защитят их поставщиков, а лишь ухудшат ситуацию на рынке. Но в жалобах поставщиков есть и объективный смысл, который нельзя игнорировать.

Охват розницы торговыми сетями очень неравномерен по городам и регионам, а ущемление ими интересов поставщиков – еще и по отраслям. По данным РБК, доля торговых сетей в продуктовой рознице страны – около 24%. А в Петербурге, по нашим данным, эта доля 80%. При таком уровне концентрации проблем просто не может не быть. И они есть. Особенно у питерских производителей основных скоропортящихся продуктов с ограниченной географией поставок (хлеб, молочные, мясные продукты и т. д.).

Из доминирования сети в рознице какого-то муниципального района и правда нельзя делать вывод о ее доминировании по отношению к поставщикам. Надо учитывать и размер района, и масштабы, и долю поставщиков на своем товарном рынке. Но в том-то и дело, что это соотношение все чаще не в пользу поставщиков. В статье Вадима Радаева «Мифы о продавцах» («Ведомости» от 24.09.2009) говорится: «Доля же отдельных поставщиков в закупках сети в регионах нередко превышает 50%. Спрашивается, кто же тогда доминирует?» Но ведь это доля не во всех закупках сети, а только по одному товару! Сеть не может обойтись без всего набора основных товаров. И все же разные товары в какой-то мере взаимозаменяемы как предмет продажи, без одного какого-то товара сеть не умрет. А вот производителю, кроме своего товара, продавать больше нечего.

Рыночная сила розничных сетей как раз и основана на том, что они аккумулируют для покупателя весь набор продуктов и, чтобы продать любой из них – хоть хлеб, хоть хрен, – нужно прийти в сеть. И доминирование сетей по отношению к поставщикам непосредственно основывается на их доминировании в рознице, по отношению к покупателям, если, конечно, речь о большом рынке (например, крупный город, но не обязательно весь регион). Эти два доминирования действительно в разных звеньях. Но в звеньях соседних, они вытекают друг из друга.

Наш анализ показывает сходство поведения основных торговых сетей Петербурга по отношению к местным производителям основных продтоваров. Жестко конкурируя между собой за городское пространство и потоки покупателей, сети демонстрируют жесткий единый стиль в работе с поставщиками. Причем под него подстраиваются и те, чья доля на рынке не более 2–3%.

Наверное, бонусы, выплачиваемые поставщиками, можно было бы признать механизмом конкурентного отбора лучших производителей. Только не там, где у сетей высокая доля на розничном рынке, когда местному производителю просто некому больше сбывать товар. Где начинается монополия, там всегда начинается выкручивание рук.

Государство в последние годы своими руками укрепляло рыночную власть сетевиков, а теперь пытается «гасить» ее неуклюжим законопроектом. Но, критикуя негодные, популистские способы решения проблемы, давайте не закрывать глаза на саму проблему, иначе мы и сами превращаемся в таких же популистов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать