Статья опубликована в № 2461 от 09.10.2009 под заголовком: Последствия кризиса: Балласт пошел ко дну

Кризис оздоровил российский бизнес

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Принято считать, что российской экономике не удается воспользоваться оздоравливающими преимуществами кризиса – неэффективные производства остаются на плаву, а общая производительность не растет. Но, если сравнить деятельность отечественных промышленных компаний до кризиса и сейчас, мы увидим много позитивных изменений.

Данные «Российского экономического барометра» (РЭБ) свидетельствуют, что в первой половине 2009 г. доля прибыльных компаний в России снизилась вдвое (до 28%). Еще 30% предприятий при этом оказались убыточными (сравните с 12% в 2008 г.) и у 42% доходы примерно равнялись издержкам (таких было 31% в 2008 г.).

Из тех, что были прибыльными в первой половине 2008 г., 79% оставались такими и в первой половине 2009 г. Очевидно, это самые успешные компании, которые могут эффективно работать не только в условиях благоприятной конъюнктуры, но и в ситуации масштабного экономического спада. Среди ныне убыточных компаний 20% были такими и до кризиса. Это примерно 6% предприятий. У них не получалось наладить эффективную работу до кризиса, и тем более сложно сделать это сейчас.

Несмотря на рост числа убыточных компаний, промышленности явно удается избавляться от самых неэффективных производств. По оценкам РЭБ, убыточные предприятия сокращают выпуск быстрее остальных предприятий. В январе – мае 2009 г. они в среднем снижали производство на 1,5% в месяц. Предприятия, у которых доходы примерно равнялись издержкам, тоже сокращали выпуск, но на 1% в месяц. Прибыльным же компаниям удавалось обходиться минимальным сокращением – на 0,4% в месяц. Отрадно, что ныне убыточные предприятия начали сокращать производство еще в преддверии кризиса. В январе – мае 2008 г. они (вероятно, ощущая давление рынка) ежемесячно уменьшали выпуск примерно на 0,4%, в то время как производство в двух других группах в этот период росло.

Кто и как сокращает издержки на зарплаты? Наиболее активно расходы на персонал урезали предприятия, которые в первой половине 2009 г. были безубыточными. В среднем они сократили численность работающих по сравнению с предкризисным уровнем на 35%. Прибыльные компании уменьшили занятость на 11%, а убыточные – на 23%. Интересно, что, сократив часть сотрудников, прибыльным компаниям удалось увеличить на 5–6% зарплату оставшимся. Двум другим группам производителей зарплаты пришлось снизить на те же 5–6%. В результате среднемесячная экономия в расчете на одно предприятие оказалась самой значительной в группе безубыточных компаний (38%). Убыточные компании сэкономили 27%, а прибыльные – 6%.

Сопоставление этих цифр с динамикой производства показывает, что относительная эффективность безубыточных компаний резко возросла (а это 42% российских производителей). Прибыльные предприятия (28%) на фоне общего сокращения занятости и зарплат тоже сумели воспользоваться ситуацией для оптимизации своих расходов. А у убыточных предприятий (30%) относительная эффективность даже упала по сравнению с докризисным уровнем: они хотя и сокращали объемы производства в полтора раза быстрее безубыточных производителей, но издержки уменьшали вдвое медленнее.

Основная проблема для компаний во время кризиса – сокращение спроса. Но, глядя на убыточные компании, возникает вопрос: может, еще в докризисный период они испытывали более жесткие ограничения со стороны спроса по сравнению с другими производителями? Данные РЭБ этого не подтверждают: среднемесячная наполняемость портфеля заказов в январе – мае 2008 г. у трех рассматриваемых групп предприятий существенно не различалась (85–89%). Но в течение кризиса заказы сокращались неравномерно: на 9% – у прибыльных предприятий, на 24% – у безубыточных и на 33% – у убыточных. Такому глубокому падению спроса, как в двух последних группах, трудно противостоять. Но ряд факторов свидетельствует о том, что эффективность производства у ныне убыточных компаний и в докризисный период была на низком уровне.

Взять, например, загрузку рабочей силы. За год она сократилась соответственно на 7, 18 и 22 пункта, что примерно соответствует изменениям в загрузке производственных мощностей и в целом пропорционально сокращению спроса в рассматриваемых группах. Но ситуация ухудшается тем, что еще в докризисный период загрузка рабочей силы у убыточных компаний была ниже: 88% против 93–94% в двух других группах. Такой низкий уровень использования рабочей силы подтверждает затянувшуюся во времени неэффективность ныне убыточных компаний, которая была замаскирована высоким уровнем конъюнктуры.

О застаревшей неэффективности убыточных компаний говорит и рентабельность производства. В докризисный период она у них была самой низкой – менее 2%. У безубыточных компаний этот показатель в 2008 г. был 4%, а у прибыльных – более 9%. По мере развития кризиса рентабельность сократилась во всех группах, но именно убыточные компании не смогли обеспечить себе должный запас прочности, и ухудшение общей ситуации практически сразу привело их к бедственному положению.

Выходит, что российской промышленности все-таки удается избавляться от балласта. Убыточные компании сокращают выпуск быстрее остальных. Их убыточность объясняется более глубоким сокращением спроса, но на это повлиять в условиях мирового спада сложно. А вот на вторую причину их бедственного положения повлиять можно. Это низкая эффективность еще с докризисных времен: избыточная рабочая сила, низкий уровень ее загрузки и крайне невысокая рентабельность.

Финансовая помощь (со стороны государства или банков в форме кредитов) не может помочь таким производителям, поскольку не в состоянии увеличить спрос на их продукцию. Для выживания убыточным компаниям жизненно важно сократить персонал, а государству необходимо взять на себя решение социальных проблем.

Совсем другая картина складывается при рассмотрении безубыточных компаний. Они сумели в течение кризиса существенно повысить свою эффективность. Быстрое сокращение занятости и оплаты труда позволило им избежать проедания капитала и наращивания долгов. Любое позитивное изменение внешней конъюнктуры выведет их в разряд прибыльных. Именно эти компании показали, что такое настоящее антикризисное управление. Они – основа будущего роста.

В результате для двух из трех рассмотренных групп производителей – прибыльных и безубыточных (а это 70% российских промышленных компаний) – отчетливо проявился оздоравливающий эффект кризиса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more