Статья опубликована в № 2522 от 14.01.2010 под заголовком: От редакции: «Дружба» навек

В нынешнем конфликте с Россией позиции Белоруссии как никогда сильны

Напряженность с поставками сырья из России снова обострилась. Правда, на этот раз спор не с Украиной, а с Белоруссией. И не по поводу газа, а по поводу нефти. Перспектива просматривается безрадостная: особенные отношения с бывшими собратьями по СССР рискуют стать еще более запутанными в новом Таможенном союзе.

Трубопровод «Дружба», который проходит через Белоруссию, – главный транзитный канал поставок нашей нефти в Европу. Часть топлива идет на белорусские НПЗ, где из российской нефти вырабатываются нефтепродукты и продаются в ту же Европу. Россия и Белоруссия еще в 1995 г. договорились, что нефть будет идти в Белоруссию беспошлинно, но та обязана отдавать нам 85% экспортной пошлины от продажи нефтепродуктов в ЕС.

Белорусы соглашение не выполняли, и в январе 2007 г. разразилась нефтяная война: Россия ввела экспортные пошлины, а белорусы в ответ ввели дополнительные сборы за транзит нефти. Тогда Россия пошла на компромисс и дала скидку с пошлины (скидка от 64%), которая за 2007–2008 гг. и девять месяцев 2009 г. стоила нам $9,6 млрд потерь.

Но накануне Нового года у братской республики появился железобетонный повод требовать от России полной отмены экспортных пошлин – мы ведь заключили с ней Таможенный союз, который по определению предполагает отсутствие таможенных барьеров. И нельзя не признать, что переговорная позиция Лукашенко в отличие от его позиции в нефтяной войне двухлетней давности теперь гораздо устойчивее.

Не надо быть крупным аналитиком, чтобы прогнозировать такой исход событий. Почему же российские власти этого не сделали, заключая Таможенный союз? Или, если все-таки прогнозировали, то почему не прислушались к голосу здравого смысла? Лукашенко же заранее подсчитал, сколько денег принесет его стране новое соглашение с Россией.

Создается впечатление, что мы из последних сил пытаемся удержать иллюзию своего влияния в странах бывшего СССР, даже ценой прямых потерь для бюджета. Стратегические потери еще впереди: наша репутация в глазах европейских потребителей опять подмочена.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать