Статья опубликована в № 2635 от 29.06.2010 под заголовком: Передача власти: Сколково-2

Заниматься ли модернизацией общества или создавать «сообщество модернизаторов»?

Сегодня многообразие дискуссий о модернизации России все более четко сводится к одному главному вопросу – заниматься модернизацией общества или создавать «сообщество модернизаторов».

Первое предполагает институциональную социальную инженерию: реформирование ключевых социальных институтов, поддержку ключевых с точки зрения модернизации социальных групп, создание и развитие новой социальной среды, новых принципов и ткани повседневной жизни общества, благодаря чему запускается процесс генерирования обществом «нового самого себя» изнутри.

Второй подход ближе к проектному. Он требует больше столь милого государству ручного управления, выделения «прорывных технологических направлений», создания для тех, кто в них работает, особых условий работы и жизни, ручного поиска и сбора по всей стране и миру существующих инноваторов – ученых, специалистов, менеджеров, творческих пассионариев.

Выбор, который делает сегодня российская власть, достаточно очевиден. Выделены пять приоритетных направлений технологической модернизации, которыми в ручном режиме занимается президентская комиссия. Главным флагом модернизации стал сколковский проект, на территорию которого не должно попасть повседневное российское государство и где вместо этого должна быть создана своя социальная и правовая среда, эффективная бизнес-администрация и особая милиция.

Причины такого выбора можно обсуждать довольно долго, но по большому счету они сводятся к двум основным соображениям, о которых не говорят громко, но они более или менее понятны всем. Во-первых, сегодня Россия является страной ручного управления, а ресурсов этого управленческого метода больше чем на одну долину и несколько иных приоритетных проектов может и не хватить. Во-вторых, высшая власть продолжает ощущать себя главным и единственным «европейцем», у которого двуединая задача. Прежде всего – сделать так, чтобы повседневная патерналистская Россия (включая и обыденное государство, которое в законопроекте о Сколкове вымарывается с его территории с решительностью пресечения оппозиционных митингов) не подавляла активный авангард модернизации. А сверх того – следить и за тем, чтобы этот самый авангард своим активизмом, жаждой перемен и рывков вперед не доводил до некоей новой перестройки, образ которой для элиты является важным фактором плохого сна.

Ход властной модернизационной мысли понятен, но, как ни крути, в среднесрочной перспективе проектный подход не может заменить или отменить задач более широкой социальной модернизации. Процессам социальной инженерии придется запускаться практически одновременно с развитием «сообщества инноваторов», и по мере своего созревания они должны включаться, как вторая ступень двигателей модернизации. В противном случае, если будут развиваться только оазисы инноваторов, а широкая социальная ткань общества, социальных групп и институтов будет ветшать и оставаться рентно-сырьевой, – тогда рано или поздно широкая социальная система перестанет воспроизводить себя. А ее деградация, как наступающая пустыня, лишит любые «долины» источников воды (т. е. новых поколений инноваторов, ученых, инженеров). Одновременно сами инноваторы в отсутствие принципиальных изменений в развитии общества в целом всегда будут более склонны к личной модернизации без страны, к непосредственной или же к внутренней эмиграции.

Иначе говоря, формирование «сообщества инноваторов», стимулирование проектной модернизации, может быть, и необходимо для того, чтобы создать первые и относительно быстрые результаты модернизации, а также накопить и опробовать те управленческие, экономические, социальные технологии, которые затем могут быть, как говорит власть, масштабированы на общество в целом. Но в то же время долгосрочной, устойчивой и успешной модернизация будет только тогда, когда одновременно со стимулированием общества инноваторов и накоплением их некой первичной критической массы будет начат более долгий и глубинный процесс перехода страны и ее социальных институтов к новому, современному состоянию.

С политической точки зрения это означает, что если первый срок своих президентских полномочий Дмитрий Медведев посвящает сейчас технологической модернизации и, по сути, лабораторному эксперименту со Сколковом, то решение идти на второй срок будет требовать от президента институциональных новелл а-ля Сколково в масштабах всей страны и, если удобен проектный подход, создания еще одной комиссии – по социальной модернизации.

Соответствующих приоритетных направлений тоже можно выбрать, к примеру, пять.

Первое. Устранение искажений социальной роли системы образования. Образование (а не богатство, клановость и т. д.) должно быть главным «институтом социального неравенства» и вертикальной мобильности в обществе. При этом, чтобы нормализовать саму систему образования и мотиваций к его получению, нужно решать вопрос о переходе к профессиональной армии.

Второе. Налоговая система в настоящее время является одним из главных антимодернизационных механизмов, поскольку консервирует сырьевую направленность экономики, «экономику экспортной трубы». Вполне возможно, уже нельзя обойтись без того, чтобы принципиально разделить условия деятельности и режимы развития для сырьевых (ресурсных) отраслей и для новой (инновационной) экономики, создавая для последней принципиально иные льготные налоговые условия работы.

Реформирование налоговой системы может быть инструментом внедрения новых моделей социального поведения, дополнительного стимулирования активности граждан в получении образования, формировании образовательного капитала для детей, заботе о собственном здоровье. Реформа налоговой и бюджетной системы будет способствовать развитию федерализма, повышению уровня самостоятельности и ответственности регионов и местных властей, в том числе ответственности перед гражданами через механизмы «демократии налогоплательщиков».

Третье. Реформа пенсионной системы и здравоохранения, повышение продолжительности жизни граждан. Российское общество в настоящее время остается обществом спринтеров, преимущественно живет короткими стратегиями. Развитие современной пенсионной системы и здравоохранения – ресурс перенастройки на долгосрочный лад жизни всего общества и личных стратегий граждан. Модернизация пенсионной системы, возможно, будет влиять на рост рождаемости и повышение роли семейных ценностей (семейная поддержка детей является в старости альтернативой собственной или государственной пенсии для сохранения уровня жизни).

Четвертое. Реформа МВД. На сегодняшний день именно МВД является главным институтом «повседневного государства», с которым сталкиваются граждане. Массовое восприятие милиции как источника опасности, а не безопасности и правопорядка является самой острой проблемой доверия и обратной связи между властью и обществом. Способность качественно реформировать систему внутренних дел и создать новую российскую полицию чем дальше, тем больше будет становиться главным электоральным фактором в России и, быть может, предопределит то, кто выиграет президентские выборы если не в 2012-м, то в 2018 г.

Наконец, пятое – современное электронное государство. Данное направление является основным в повышении эффективности и скорости работы государства, системы госуправления, снижении уровня административных барьеров в экономике и уровня коррупции. В конце концов, не стоит забывать, что именно укрепление сетевого общества и внедрение информационных технологий президент Медведев небезосновательно считает важнейшим направлением развития демократии, свободы слова и политической системы.

Эти приоритетные направления можно и уточнить, и расширить. Главный вопрос состоит в другом: можно ли сделать эти темы главными темами обсуждения и политического выбора в рамках избирательной кампании 2011–2012 гг.? От этого во много зависят не только перспективы широкой социальной модернизации, но и судьба «сколковского процесса».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать