Статья опубликована в № 2701 от 29.09.2010 под заголовком: От редакции: Авторитет на воле

Авторитет на воле

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Вчерашним утром на рынок политических игроков вышел свободный агент, супертяжеловес без контракта Юрий Лужков. Отставка «по-плохому», выход из «Единой России», публикация письма президенту с критикой в его адрес, намеки на продолжение борьбы за возвращение выборности губернаторов – все это вроде бы говорит в пользу Лужкова как политика, который теперь либо самостоятельно, либо в коалиции с какими-нибудь из имеющихся движений продолжит карьеру.

В его пользу говорят годы серьезного аппаратного веса и опыт противостояний с самыми разными силами. Бывший мэр – не только крепкий хозяйственник, но и опытный политический боец, получивший закалку в сражениях последних советских лет и «лихих 90-х». Он научился держать удар в столкновениях с ГКЧП, Верховным советом образца 1992–1993 гг., публичных и подковерных схватках с Кремлем и Старой площадью в конце 1990-х. Выход Лужкова из «Единой России» вряд ли скажется на его популярности. Это скорее удар по репутации партии, которая после нескольких громких фраз в защиту одного из отцов-основателей послушно проглотила его травлю и в худших традициях ВКП(б)-КПСС приветствовала отставку.

На его стороне – традиционная российская жалость к гонимым. Не только в России, но и на постсоветском пространстве любят «несправедливо обиженных» сановников. Отстранение от должности стало трамплином для взлета Виктора Ющенко, Юлии Тимошенко, Михаила Саакашвили и Розы Отунбаевой. Обида Лужкова усиливается оттого, что его Москва была опытным полигоном для властных технологий, распространенных затем кремлевскими учениками на всю страну: московская система власти оттеснила граждан от участия в управлении, нивелировав значение института выборов и уничтожив контроль общества за исполнительной властью.

Это удалось в том числе благодаря политике социального патернализма: «мэрским» надбавкам к пенсиям, зарплатам врачей и учителей, жалованью милиционеров. Может быть, это привлечет к фигуре Лужкова миллионы бюджетников и пенсионеров?

Наконец, Юрий Лужков – это бренд, это одна из самых узнаваемых и харизматичных фигур в российской политике.

Однако перспективы его политической карьеры имеют серьезные ограничения. Сотрудничество с какой-нибудь из думских партий практически исключено.

Из «Единой России» он вышел, со «Справедливой Россией» и ЛДПР отношения испорчены. КПРФ была всегда относительно лояльна к Лужкову, но увольнение мэра Кремлем фактически с «волчьим билетом» – достаточно серьезный фактор, чтобы бояться за свое партийное будущее. Все зависимые от власти организации будут учитывать это, как и то, что продолжение антилужковской кампании в СМИ вполне реально – теперь уже не как сигнал мэру об уходе, а как сигнал оставшимся с Лужковым не работать.

Представители несистемной оппозиции тоже открестились от сотрудничества с Лужковым, что логично – именно они наиболее активно и последовательно его критиковали, именно их «отоваривали» дубинками на Триумфальной.

В принципе, Лужков может заняться созданием своего самостоятельного политического движения. Но в предыдущей жизни он занимался такими вещами исключительно с помощью административного ресурса. Теперь инструменты мобилизации у него отобрали. Что он сможет без них и в условиях постоянной угрозы юридического преследования?

Это все не значит, что его политическая карьера кончена. Просто для ее продолжения Лужкову придется «сойти в ад» и начать все сначала. Кстати, хорошая возможность начать – опротестование увольнения в суде. Лужков может оспорить свою отставку в Верховном суде в течение 10 дней со дня публикации указа президента. Суд согласно 6-му пункту 29-й статьи закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» должен рассмотреть иск в 10-дневный срок. Рассмотрение «дела Лужкова» в двух инстанциях из-за представления доказательств правоты обеими сторонами может затянуться на несколько недель или даже месяцев. В публичных баталиях с представителями Кремля на судебной трибуне можно попробовать выковать новый авторитет. Взамен утраченного.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more