Статья опубликована в № 2765 от 29.12.2010 под заголовком: Политэкономия: Цукерберг против Ассанжа

Цукерберг переигрывает Ассанжа

На самом деле Wikileaks – это такая социальная сеть с принудительно установленным пофамильным списком участников. Ведь в Facebook, изобретении Марка Элиота Цукерберга, как и в утекающей сквозь пальцы вселенной Джулиана Пола Ассанжа, люди шлют друг другу телеграммы – о своей жизни, о том, что нравится и что не нравится. Больше того, информация недоступна для тех, кто не является «другом». Режим конфиденциальности, причем далеко не всегда, тоже назначался для каблограмм посольств США, делившихся впечатлениями с той же степенью откровенности, что и в Facebook.

И Wikileaks, и Facebook – модные сети, превращающие человеческую жизнь во все более прозрачную. Личные истории двух людей года – Ассанжа и Цукерберга – это киношные истории успеха, сказки о том, как простые парни завоевывают весь мир. Истории Ассанжа и Цукерберга – живые иллюстрации из бестселлера Малкольма Гладуэлла, автора термина «переломный момент», the tipping point. Это когда скромная идея, исповедуемая маленькой группой людей, вдруг благодаря креативности или скорее «прилипчивости» замысла и стечению внешних обстоятельств лавинообразно и стремительно завладевает душами и умами миллионов людей.

Когда Ассанж публиковал материалы по Афганистану, «переломный момент» еще не наступил, мир еще не разделился на тех, кто за него и против него. Но когда он выложил документы, касающиеся едва ли не всех мировых значимых фигур, произошел прорыв. А правоохранительные органы, как и положено им исторически, немедленно начали «делать биографию нашему рыжему».

Правда, в скором времени, как утверждает Гладуэлл, должна наступить стадия «невосприимчивости» – это то, что грозит сети Ассанжа и, возможно, когда-нибудь сделает менее привлекательной плодотворную дебютную идею Цукерберга. Эта фаза описывается словами «а надоело». Ассанж не улучшил и не ухудшил мир своим всемирным дуршлагом, в котором застряли, не дойдя до потребителя, многие секретные телеграммы. К тому же его тайны ограничены во времени горизонтом декабря 2009 г. Большинство вываленных секретов не интересны большинству, не понятны большинству, не нужны большинству. Или являются секретами имени товарища Полишинеля. Частная жизнь пользователей сети Цукерберга тоже интересна далеко не всем, а только «френдам». «Друзья» же Ассанжа далеко не всегда более симпатичные люди, чем послы США в разных государствах. А тайная дипломатия иной раз полезнее, чем тотальная транспарентность.

«Если Евтушенко против колхозов, тогда я – за», – говорил Бродский. Если Ассанж все это затеял исключительно для того, чтобы уязвить Америку, тогда лично я – против. На российско-американские отношения, чрезвычайно важные для конфигурации нового мирового порядка, всерьез повлияла ратификация договора СНВ, а не разоблачения ассанжевского досье. При принятии действительно важных для мира решений оно было проигнорировано. Революции не получилось. И даже Facebook как средство революционной мобилизации более эффективен, чем Wikileaks.

Словом, Цукерберг переигрывает Ассанжа. Он – человек года.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать