Мнения
Бесплатный
Варвара Полудина

Насколько судья в России защищен от давления?

Рассказывают эксперты, непосредственно знакомые с судебной практикой.
Д.Гришкин

Интервью о давлении на судью Виктора Данилкина, которое дала Газете.ru Наталья Васильева, помощник судьи и пресс-атташе Хамовнического суда, вызвало широкую дискуссию и противоречивые суждения — кто-то восхищается смелости человека, кто-то называет это провокацией и рассуждает о тех, кто может за этим стоять. Так или иначе интересен вопрос, возможно ли в принципе в современной российской практике то, о чем говорит Васильева. Насколько легко можно написать приговор за судью, насколько судья защищен от давления? Об этом «Ведомости» спросили людей, непосредственно знакомых с судебной практикой.

Александр Меликов, бывший судья Дорогомиловского суда Москвы:

В нашей стране все может быть, но я с такими вещами не сталкивался, чтобы за судью кто-то писал приговор. По закону судья пишет приговор от начала и до конца. Но в этом деле могли быть исключения из правил. По большому счету Наталья Васильева обвинила Виктора Данилкина в уголовном преступлении, так как если приговор писал не он, то это преступление.

В современной российской системе на практике судья никак не защищен от давления. Вся защита — это его совесть. Больше ничего. Невыполнение того, что говорят сверху, грозит увольнением либо по-хорошему, либо по-плохому. Противопоставить этому нечего. И, когда тебя увольняют, все вокруг закрывают глаза, все отворачиваются. Квалификационная коллегия — она ручная, она слушает только мнение председателя. Ни одно представление председателя об отстранении от должности судьи этой комиссией не отвергается. Если раньше еще что-то было возможно, то сейчас ничего с этим не сделаешь. Вся карьера судьи зависит от председателя либо его суда, либо вышестоящей инстанции. Работа судьи сейчас престижная, востребованная, хороший соцпакет, при таком количестве юристов в стране стоит держаться за такую работу. Кроме увольнения судье угрожать практически нечем, до физического воздействия редко доходит, это разве что бандиты так могут на суд воздействовать.

Доказать, что судья не сам писал приговор, очень сложно. На практике такие дела редко возбуждаются и редко бывают доказаны. Экспертиза текста приговора была бы эффективна, есть такая процедура, но кто ее будет проводить? Релевантна была бы разве только независимая экспертиза, которая проанализировала бы предыдущие приговоры Виктора Данилкина и этот вердикт.

Когда приговор очень большой, есть такая практика, что часть текста из следственных выводов копируется — это делается, чтобы не набивать вручную большие объемы цифр и других данных и не совершить в них ошибку (в частности, в приговоре по экономическим преступлениям много числовых данных). Иначе у судьи будет уходить не 2-3 дня на приговор, а год. Но это не должно влиять на оценку.

Юрий Гервис, адвокат:

В важных судебных приговорах с описательной частью на много сотен страниц часто бывает, что используются флешки и электронные носители с материалами, подготовленными следствием, и информация оттуда вносится в приговор. Это довольно распространенная практика. Вопрос о перечислении тех или иных документов не является экстраординарным случаем. Другой вопрос, написано ли все остальное лично Виктором Данилкиным или это было свыше кем-то написано и передано ему в виде установки.

Не думаю, что экспертиза будет очень эффективным методом для определения того, кто писал приговор. Если мы берем любой приговор, то в первой части — описательной — судья волей-неволей обязан описать ту ситуацию, которая изложена в обвинительном заключении. То есть сослаться на те выводы, которые сделало следствие, например, следствием установлено то-то, то-то и то-то, обвиняемые совершили то-то, то-то и то-то. А дальше судья дает оценку. Здесь самый главный вопрос — что оценивать и в каком виде во время экспертизы? Описательная часть должна практически 100%-но соответствовать следственному заключению, так как судья не может выйти за его рамки. А вот так называемая результативная часть, в которой судья приходит к мнению, доказано или не доказано данное преступление по таким-то основаниям, и дает оценку этим доказательствам, то эту часть, конечно, можно исследовать и проверять.

Но здесь основной вопрос, на мой взгляд, не в проведении экспертизы, а в оценке заявления и гражданской позиции судьи Виктора Данилкина. Думаю, что если бы у него была гражданская позиция, то он бы вынес другой приговор. А так он уже выбрал свой путь. Полагаю, в ближайшее время Наталья Васильева не будет работать в судебной системе, потому что такие вещи председатель Горсуда не прощает. Не знаю, какова была ее мотивация, но если это не провокация, как уже сказали некоторые мои коллеги, то ее поступок можно только приветствовать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать