Статья опубликована в № 2792 от 15.02.2011 под заголовком: От редакции: Адвокаты Фемиды

Очередной скандал в судейском сообществе подтверждает тенденцию

Признания пресс-секретаря Хамовнического райсуда Москвы Натальи Васильевой о давлении высших инстанций на председателя суда Виктора Данилкина во время процесса по второму делу Лебедева и Ходорковского вызвали естественную корпоративную реакцию – немедленное опровержение. Сам Данилкин обвинил помощницу (которая то ли уволилась накануне скандального интервью, то ли ушла в отпуск) в клевете. Руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева уличила Васильеву в юридической безграмотности и назвала ее утверждения предсказуемой провокацией и пиар-акцией (см. статью на этой странице). Будущее разбирательство по делу нарушителя корпоративной этики покажет, насколько отечественная Фемида заинтересована в детальном и объективном рассмотрении заявления, которое ставит под сомнение беспристрастность суда. Если судьи уверены в своей правоте, то в их интересах опровергнуть слова Васильевой в суде.

Ситуация не так проста, как кажется. Заявление помощницы Данилкина – не обыденная клевета на соседа или чиновника (129-я статья Уголовного кодекса), дела о которой рассматривает обычный районный суд. Желая того или нет, бывшая помощница Данилкина сообщила, что он (пусть и под давлением) вынес заведомо неправосудный приговор. По мнению многих экспертов, это 298-я статья УК (клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя), причем соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Дела по этой статье могут рассматривать присяжные, решение которых менее предсказуемо, чем решение профессиональных судей. Попытка разрешить дело келейно или заставить автора скандального заявления отказаться от своих слов, например, под обещание не начинать уголовного преследования лишь подтвердит подозрения тех, кто считает обвинения Васильевой обоснованными.

Если помощница Данилкина все-таки откажется от собственных слов, она лишь напомнит историю сержанта милиции Артема Чарухина, который сначала признался, что писал рапорт о задержании оппозиционеров на Триумфальной под диктовку руководителей, а потом отозвал свое признание.

Реакция судейского сообщества на заявление Васильевой вместе с недавним письмом президиума Совета судей в Конституционный суд о недопустимости экспертизы резонансных дел комиссией независимых специалистов пока выглядит подтверждением ее слов.

Если говорить шире, подтверждением неблагополучия в судейском корпусе. Слова помощницы судьи в очередной раз подтверждают сообщения прежних бунтовщиков – Ольги Кудешкиной и Александра Меликова – о давлении руководителей судов на рядовых судей.

Судебная система регулярно выталкивала из своих рядов смутьянов или несогласных. Достаточно вспомнить тихую отставку бывшего первого зампреда Верховного суда Владимира Радченко и зампреда Верховного суда Виктора Жуйкова, покинувших в 2004 г. заседание президиума, рассматривавшего дело о снятии с выборов оппозиционного политика Михаила Хоронена, или увольнение известного своими особыми мнениями судьи Конституционного суда Анатолия Кононова.

Сейчас разрыв между призывами президента к гуманизации судебной практики и преодолению правового нигилизма и публичным давлением высокопоставленных чиновников на суд (не говоря уже о неформальных практиках) выглядит особенно вопиющим. Скрытое недовольство части судейского корпуса и правоохранителей диктатом исполнительной власти снова способно выплеснуться в публичную сферу. А значит, поставить под сомнение некоторые важные решения. Независимая экспертиза юристов с высочайшей профессиональной и человеческой репутацией (автор идеи – Тамара Морщакова – один из них), прекрасно знающих механизм работы судебной системы изнутри, может представить доказательства того, что судьи сквозь пальцы смотрели на нарушения закона.

Разные по воплощению акции официального судебного сообщества сейчас выглядят преследующими одну цель: не допустить, чтобы неписаные (или указанные в секретной инструкции?) внутренние регламенты стали широко известны, а результаты работы, как говорил президент, «железобетонной корпорации» подверглись независимому аудиту. Наконец, они призваны предотвратить повторение судейских демаршей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать