Мнения
Бесплатный
Анастасия Дагаева
Статья опубликована в № 2846 от 05.05.2011 под заголовком: Компания недели: «Домодедово»

Почему «Домодедово» так раздражает власти

Какая главная претензия государства к «Домодедово»? Я задавала этот вопрос чиновникам, бизнесменам и разным другим осведомленным людям.

Внятного ответа так и не последовало. Кто-то подмигивал: «Ну ты же понимаешь...» Кто-то резал: «Давно пора». «Раздражает!» – наконец-то сформулировал один из моих собеседников. Но чем? «Несговорчивостью», – объяснил он.

К 2008 г. «Домодедово» отбилось от претензий Росимущества – можно было быть и полояльнее к государству, но не тут-то было: в августе того же года «Домодедово» отказывается обслуживать рейсы альянса «Эйрюнион» («Красэйр», «Домодедовские авиалинии» и проч.) из-за долгов. Случился коллапс – тысячи людей застряли в аэропортах разных городов. Приехал в «Домодедово» вице-премьер Сергей Иванов, давай разбираться. Результата – ноль. А все из-за позиции Дмитрия Каменщика (формально он председатель совета директоров «Домодедово», неформально – главный управляющий и один из акционеров): или выплата всей задолженности, или обслуживание не возобновится. Иванов сильно возмущался: «С ним же нельзя договориться!» «Почему нельзя было пойти навстречу государству в столь тяжелой ситуации?» – недоумевает мой собеседник.

В итоге навстречу альянсу пошел Юрий Лужков, предоставив ему «Внуково». Рейсы «Эйрюнион» экстренно были переведены туда, чиновники пообещали все затраты компенсировать, а «Ростехнологии» – создать на базе почти обанкротившихся компаний конкурента «Аэрофлота». Напряжение спало. Но «Домодедово» и здесь не успокоилось: учитывая, что долги «Эйрюнион» перед ним остались, начало судебную тяжбу с «Внуково».

В конце 2010 г. прошел ледяной дождь и опять возник коллапс в аэропорту. В январе 2011 г. в «Домодедово» и вовсе случился теракт. Но даже после таких событий «Домодедово» вело себя нагло, указывает мой собеседник. Что значит «нагло»? Ну, например, стало судиться с государством на предмет необходимости установки рамок на входе, поясняет он. В итоге установило, конечно. Но зачем надо было спорить? Есть немало специалистов, которые тоже, как и «Домодедово», считают, что обеспечивать антитеррористическую безопасность должны не коммерческие организации, а правоохранительные органы, но ведь никто не возмущается, разошелся мой собеседник. «Нельзя принципами целесообразности подменять принципы законности», – резюмировал он.

Наконец, «Домодедово» не пожелало раскрыть своих реальных бенефициаров. Даже после возмущения президента Дмитрия Медведева. «Все по закону», – как мантру повторял представитель аэропорта.

Судя по последним событиям (проверки Генпрокуратуры, Счетной палаты, налоговиков), раздражение государства растет – оно не привыкло, чтобы на его территории кто-то смел жить сам по себе, неподконтрольно, не признавая главенство тех, кто сейчас у власти. Главное – чтобы негативная эмоциональная реакция не обернулась войной.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать