Статья опубликована в № 2854 от 18.05.2011 под заголовком: Политэкономия: Бог из могилы

Восставший из ада становится знаменем

Территория «ближней дачи» Сталина в Волынском обнесена новым, номенклатурного зеленого цвета высоким забором с колючей проволокой и камерами видеонаблюдения. Хозяин, пуская клубы дыма и неслышно ступая в мягких кавказских сапогах, вернулся?

В текущую политику он уже давно вернулся, как бог из могилы, пережив удачный ребрендинг в учебниках истории и гламуризацию в ТВ-сериалах. Споры вокруг его фигуры развернулись с новой горячечной силой после обнародования программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении», принятой Советом при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Коммунисты, которым запретили размещать на билбордах рекламу с цитатой из вождя «За великий русский народ!», на митинге 9 мая выкрикивали: «Сталин, Родина, Победа!» Восставший из ада становится знаменем. А буквально неделю назад социологи ФОМ получили новые данные, согласно которым 34% респондентов до 20 лет позитивно оценивают товарища Сталина. Чему их учили в школе?

Собственно, сформировались две устойчивые позиции. Первая: не надо навязывать стране единую точку зрения на события прошлого, да и вообще стоит сфокусироваться на других сюжетах – мало ли у государства проблем. Плюс к этому избыточная десталинизация отнимет у нас Победу и славную историю, разрушит гражданский мир. Вторая: надо договориться о единой интерпретации самых важных страниц истории, определиться, где зло, а где добро, согласиться хотя бы с тем, что не Сталин победил в войне, а народ и русские – такая же пострадавшая от репрессий нация, как и любая другая.

Есть и третья позиция, которую наиболее четко артикулировал Эмиль Паин, голосовавший против программы совета: не следует смешивать увековечение памяти и национальное примирение, по поводу Сталина сейчас примирения все равно не будет.

Но вот чего точно программе совета нельзя пришить, так это того, что она – «акт гражданской войны». «Модернизация сознания российского общества через признание трагедии народа времен тоталитарного режима» – где здесь гражданская война?

Почему считается, что процесс обретения Россией собственной истории, отказ от наследования сталинскому прошлому, попытки просветить незрелые мозги, чтобы новые поколения гордились, например, не теми, кто входил на танках в Прагу в августе 1968-го, а теми, кто вышел на площадь, протестуя против оккупации, – это опорочивание нашей славной биографии? Десталинизация – выдумка либералов? Нет. Вот дневники Александра Твардовского, 1966 год, время, когда Леонид Ильич, как и сегодняшние начальники, решил приватизировать Победу: «Ни одна армия в мире никогда ни в какой войне не имела таких потерь в комсоставе, какие понесла наша армия накануне войны и отчасти после войны. Как быть с этой памятью? <...> Такой же памяти <...> заслуживают, несомненно, и те, что погибли в канун войны и во время войны не на войне, а в тюрьмах, в лагерях, в застенках безумного режима».

Десталинизация и есть возвращение такой памяти. Одними георгиевскими ленточками на капоте ее не вернуть.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать