Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2855 от 19.05.2011 под заголовком: От редакции: Немая сцена

Бюрократические законы против общественного интереса

Конституционному суду предстоит решить спор между корпоративным бюрократическим и общественным интересом. Судьи определят, что важнее: служебные ограничения и чиновничья этика, которая запрещает выносить сор из избы, или право общества узнавать от решившихся нарушить круговую поруку госслужащих о проблемах и противозаконных действиях чиновников и правоохранителей.

Сегодня Конституционный суд рассмотрит жалобы двух госслужащих, уволенных за критику ведомственных непорядков и руководителей. Бывшая сотрудница налоговой инспекции по Центральному федеральному округу Людмила Кондратьева лишилась должности после того, как в мае 2008 г. в телепередаче негативно оценила порядок начисления командировочных. Участкового милиционера из Тольятти Алексея Мумолина уволили со службы в марте 2010 г. за размещенный в интернете ролик и интервью городской газете, где он рассказал о «палочной» системе оценки работы участковых, невыплате денег за совмещение обязанностей и невыдаче обмундирования. Иски Кондратьевой и Мумолина о восстановлении на работе (службе) суды отклонили, ссылаясь на нормы законов «О государственной службе» и «О милиции», которые запрещают чиновникам и сотрудникам органов внутренних дел публично высказываться о деятельности госорганов и их руководителей и оценивать качество работы.

Авторы жалоб (документы есть у «Ведомостей») считают, что эти нормы противоречат статьям 19, 29 и 45 Конституции, которые гарантируют равенство всех граждан перед судом и законом, свободу слова и возможность защищать свои права любыми законными средствами. Частные истории Кондратьевой и Мумолина – еще одно свидетельство, что подтвержденные законом бюрократические правила превратили критику ведомственных непорядков в привилегию высших чиновников.

Президент, премьер и министры могут резко отчитывать бюрократию как класс и собственных подчиненных за промахи в работе – вспомним, например, гневную филиппику Рашида Нургалиева после серии громких ДТП: «Все, кончаем вакханалию в наших рядах! Стыдно уже смотреть сводки!» А вот обращения чиновников и правоохранителей среднего и нижнего звена о неполадках в системе считаются нарушением иерархических правил, и их авторы всеми возможными способами изгоняются с государственной службы.

Можно вспомнить схожие истории с майором милиции Алексеем Дымовским, бывшим зампрокурора Ухты Григорием Чекалиным, который за заявление о фальсификациях в деле о поджоге торгового центра был осужден на 1,5 года – за дачу ложных показаний. В последние дни СМИ и блогеры обсуждают злоключения офицера внутренних войск МВД Игоря Матвеева, отстраненного от должности после серии видеообращений, в которых он рассказал о нарушениях в части, где он служит.

Не все ладно и в верхах. Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин резко реагировал на слова коллег о недемократичности новой процедуры назначения председателя суда (вместо прежнего избрания) и «руинах правосудия». Один из смутьянов уволился по состоянию здоровья, другой лишился некоторых полномочий.

Идеальной бюрократии, при которой недостатки исправляются после обращения нижестоящего чиновника по службе, не бывает. Проблема в том, как государство решает конфликт между общественным и бюрократическим интересом. Швеция, где госслужащий не наказывается даже за разглашение гостайны, если это отвечало общественным интересам, – счастливое исключение. Но и в других развитых странах чиновник имеет свободу действий. В частности, во Франции дополнения 1982–1984 и 1989 гг. в Общий статус государственных служащих и указ 1959 г. гарантируют чиновникам свободу мнений и выражений. Эти нормы призывают лишь к «сдержанности» и предусматривают дисциплинарные наказания, если чиновник критиковал порядки собственного ведомства или французского государства за границей. Добавим, что эти нормы существуют в государстве с сильным общественным и парламентским контролем за бюрократией. В России парламент, как известно, не место для дискуссии, а действенные институты гражданского надзора просто отсутствуют. Нынешние законы, запрещающие чиновникам критиковать ведомственные недостатки, угрожают прервать один из немногих действующих каналов двухсторонней связи между государством и обществом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать