Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2858 от 24.05.2011 под заголовком: От редакции: О баранах

Участники вертолетной охоты на исчезающих архаров оправданы

Суд не нашел виновных в незаконной охоте в алтайском заповеднике в январе 2009 г., когда погибли семь человек, в том числе полпред президента в Госдуме Александр Косопкин. Трое оставшихся в живых участников нашумевшей охоты с вертолета на исчезающих архаров – не браконьеры.

Кош-Агачский райсуд Республики Алтай вчера оправдал их и счел, что обвинения по 258-й статье Уголовного кодекса «носят предположительный характер». Теперь бывший вице-премьер Республики Алтай Анатолий Банных, гендиректор компании «Инеко» (не путать с «Интеко») Борис Белинский и замдиректора института экономики и законодательства Москвы Николай Капранов, которым за организацию незаконной охоты грозило до двух лет лишения свободы, могут потребовать компенсацию вреда, нанесенного уголовным преследованием. И хотя прокуратура намерена опротестовать приговор, ясно, что охотники на горных баранов – красивых и редких животных, которые включены в российскую и мировую Красные книги, – не понесут серьезного наказания. Местный прокурор требовал приговорить фигурантов дела к году лишения свободы и освободить их за истечением двухлетнего срока давности.

«Дело охотников» и ход его расследования заставляют задуматься: а хотели ли правоохранители объективно проанализировать дело и наказать архаровых убийц? Охота в заповеднике на заповедных архаров могла бы остаться тайной, если бы не гибель Косопкина. Но даже когда дело открылось, алтайские власти утверждали, что стрельба с вертолета по краснокнижным животным законна.

Расследование все-таки началось, но его затягивали. В ноябре 2009 г. дело прекратили – за смертью виновных, Косопкин в списке не фигурировал. Затем Следственный комитет отказался от религиозной позиции (виновных покарал Господь, остальные оправданы) и возобновил процесс. Прокуратура даже признала, что покойный Косопкин тоже стрелял. По стечению обстоятельств продолжительность расследования и срок давности по делу примерно совпали.

Баранье убойное дело хорошо отражает образ жизни российской элиты и ее действительное отношение к природе. Охота – любимое развлечение властей предержащих; не случайно у проекта закона «Об охоте» оказалось рекордное число соавторов – 55 депутатов и сенаторов. И именно этот закон, будто бы охраняющий редких животных от пуль и вертолетов, – досадное, но преодолимое препятствие на пути к эффектным трофеям.

Справедливости ради надо сказать, что демонстративная любовь к редким диким животным иногда принимает вполне вегетарианскую, цивилизованную форму.

Например, Владимир Путин предпочитает фотографироваться с живыми зверями, хотя, чтобы угодить этому его желанию, снежному барсу, еще одному обитателю Красной книги, пришлось долго сидеть в клетке, а обездвиживали его трижды.

Оправдание чиновников и их деловых партнеров, обвинявшихся в браконьерстве, никак нельзя назвать случайным. В 2008–2010 гг. суды оправдывали в среднем немногим более 1% подсудимых. Но если добавить прекращенные и возвращенные прокурорам дела, российская Фемида уже не кажется столь кровожадной: наказания избежали 22% подсудимых. По делам о получении взяток (большинство обвиняемых – учителя, врачи и сотрудники ГАИ) доля оправданных снизилась с 3,5 до 2,2%, вместе с прекращенными делами – с 15 до 12,5%. И даже доля чиновников и правоохранителей, оправданных в иных преступлениях против госслужбы – халатности, превышении служебных полномочий или злоупотреблении ими, – в прошедшие годы снизилась с 7% (2008 г.) до 4,8%. Вместе с прекращенными делами доля освобожденных от наказания колебалась от 24 до 31%.

Что любопытно, в один день с оправданием охотников московские прокуроры потребовали условного наказания для милицейского генерала Евгения Новикова, который пьяным устроил стрельбу из травматического пистолета по дерзившим ему охранникам. Преступления генерала тянули на полновесные пять лет, но обвинение нашло достаточно смягчающих вину обстоятельств. Даже охотой не назовешь: стрелял из травматики, никого не добыл – в общем, действительно, и сажать-то не за что.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать