Статья опубликована в № 2872 от 14.06.2011 под заголовком: BRIC: Шанс для буквы R

Автор аббревиатуры BRIC - о букве R

Размышляя о перспективах России накануне очередного Санкт-Петербургского экономического форума – события, которого я всегда очень жду, – не могу не вспомнить форум, состоявшийся летом 2008 г. Тогда меня попросили провести одну из дискуссий и рассказать о том, как может выглядеть российская экономика в 2020 г. В тот момент цены на нефть достигали $150 – и многие присутствующие удивлялись тому, что мои прогнозы не были слишком радужными. СМИ описывали мои взгляды как пессимистические и даже предполагали, что российские политики окажутся недовольны тем, что я не разделял «официальные» надежды на вхождение России в пятерку крупнейших мировых экономик к 2020 г.

Однако тот прогноз, который я делал в 2008 г., – экономика объемом $2,5 трлн – и сегодня кажется мне реалистичным, сбалансированным и учитывающим все факторы, влияющие на рост и падение ВВП. Я говорил о том, что Россия войдет в десятку крупнейших мировых экономик, но войти в пятерку будет достаточно сложной задачей. В последовавшей за моим выступлением дискуссии я старался подчеркнуть, что ничто не изменяется по прямой, в том числе цены на нефть. Поэтому сложно надеяться на повторение того семикратного роста нефтяных цен, произошедшего после 2001 г., когда я придумал аббревиатуру BRIC. Мы все знаем, что произошло дальше, и, конечно, 2009 год для России оказался непростым. И сейчас уже стало модным описывать будущее российской экономики в самых мрачных тонах – несмотря на то что цены на нефть более чем удвоились с минимальных значений начала 2009 г.

В последнее время я обнаружил, что меня воспринимают как человека, который позитивно смотрит на развитие России, – быть оптимистом просто, когда вокруг так много пессимистов. Кажется, через день я получаю письма с вопросами о том, когда же я наконец исключу букву R из BRIC. Некоторые политики из честолюбивых развивающихся стран даже просят вместо R вставить в аббревиатуру начальную букву названия их страны! И все же я не уверен, что сделаю что-то подобное, – я скорее придерживаюсь той же точки зрения, которую высказал в 2008 г. Я думаю, что в ближайшее десятилетие Россия будет ежегодно расти на 3–4%: факторы, которые могут способствовать сокращению экономики, имеются, но я вижу признаки того, что факторы, способствующие росту, становятся более значимыми. За годы моей работы я неоднократно убеждался в том, что кризис – это не только проблема; самое важное – извлекать из любого кризиса уроки. И в этой связи все более и более интересным мне кажется вопрос о том, не был ли глобальный кредитный кризис (насколько бы плох он ни был) в долгосрочной перспективе полезным для многих стран. Это утверждение кажется справедливым для Китая, США и, возможно, даже для России. Кризис слишком явно продемонстрировал, насколько Россия беззащитна перед масштабными и быстрыми изменениями цен на нефть, – и политики начали разрабатывать меры, способствующие уменьшению зависимости России от нефти и газа. Говорить о результатах очень рано, но тенденция в целом должна приветствоваться. К тому же появляется все больше и больше признаков того, что политика государства, направленная на решение серьезных демографических проблем, приносит свои плоды. Исследователи-демографы рассказывают мне, что продолжительность жизни мужчины уже превысила 60 лет и, вероятно, будет расти дальше. Дальнейшие меры, направленные на повышение роста рождаемости, тоже окажутся кстати.

При этом Россию, безусловно, нельзя назвать беспроблемной – бизнес-климат для многих за пределами страны все еще остается не самым дружелюбным. Международным инвесторам сложно понять российскую манеру ведения бизнеса, недоверие вызывает и российская судебная система, с которой международным инвесторам приходится сталкиваться в случае возникновения споров. Однако даже здесь видны признаки прогресса: некоторые политики явно стремятся улучшить бизнес-климат. Кроме того, показательны будут результаты предстоящих IPO и уровень интереса к ним со стороны иностранных инвесторов. Если они пройдут успешно, то, возможно, это поможет.

Сейчас многим кажется, что для России нет темы важнее, чем итоги президентских выборов. Безусловно, фамилия будущего лидера страны будет важным вопросом на протяжении следующих 12 месяцев, но, как только мы получим ответ на него, на первый план выйдут другие, более важные темы, о которых я говорил выше.

Не могу не сказать и еще об одном важном для России событии – чемпионате мира по футболу в 2018 г. Я как «Мистер BRIC» очень рад тому, что Россия и Бразилия – единственные страны, которые в этом десятилетии принимают чемпионат. Для России это прекрасный шанс (особенно с учетом семи лет, которые можно потратить на подготовку): проведение соревнования такого уровня является прекрасной мотивацией для улучшения инфраструктуры и упрощения передвижения по стране. Все это станет отличным стимулом для резкого роста производительности на протяжении нескольких лет. Я имел удовольствие быть в Москве в 2008 г. во время финала Лиги чемпионов, когда победу одержал мой любимый Manchester United. События на стадионе развивались прекрасно, но обратная дорога в аэропорт подчеркнула целый ряд проблем, с которыми страна до сих пор не справилась. Кстати, любой, кто регулярно летает через Санкт-Петербург, подтвердит: аэропорт второго по величине города России также очень выиграет от реконструкции. В этой сфере контраст с Китаем ошеломляющий.

Я постоянно слежу за индексом, состоящим из 13 отдельных компонентов, которые, по моему мнению, являются ключевыми индикаторами устойчивого развития и роста производительности труда. Это глобальный индекс условий роста Growth Environment Score (GES). Показатель России среди стран BRIC не самый низкий – последнее место у Индии, но Россия занимает предпоследнюю строчку с некоторым отрывом от Бразилии и Китая. Среди других развивающихся стран необходимо отметить Корею (которую, возможно, уже не стоит воспринимать как развивающуюся), продемонстрировавшую очень высокие показатели. Думаю, российским политикам стоит изучить, как изменялась эффективность корейской экономики, и сделать выводы, чтобы двигаться дальше. И сейчас, когда я планирую свою поездку в Петербург, мне кажется, что важные позитивные изменения происходят. Будем надеяться, что они продолжатся.

Автор – председатель совета директоров Goldman Sachs Asset Management; автор аббревиатуры BRIC

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать