Мнения
Бесплатный
Александр Григорьев
Статья опубликована в № 2968 от 26.10.2011 под заголовком: Греция – Россия: Не повторять греческий путь

Александр Григорьев: Покончить с рейганомикой

Европейские власти не понимают или не признают природы нынешнего кризиса. Им кажется, что они борются с новой волной, рецессией и т. д. По моему мнению, это скорее выход предыдущего кризиса, а еще точнее – расплата за макроэкономическую и политическую ошибку мировых властей, которая была сделана более 30 лет назад с переходом на модель рейганомики после глобального кризиса 1970-х гг. Основа этой модели – в глобализации мировой экономики и превалирующей роли в ее регулировании монетарных мер, в результате которых влияние фондового рынка и производных инструментов стало подавляющим, а основы для расчетов процессов роста, прибыли, капитализации и т. д. – т. е. то, что называется базисом, – были практически нивелированы. Мир развивался не за счет рекапитализации прибыли и нормального кредитного плеча, а за счет огромного пузыря финансовых инструментов. Результат – десятикратное превышение производных финансовых инструментов над ВНП. Развитые страны смотрелись в этом контексте гораздо хуже развивающихся. Фактора Индии, Китая, Бразилии, стран Юго-Восточной Азии в 70-е гг. не было. Но именно их рост в последующие 30 лет способствовал поддержанию мифа о правильности выбранной модели, так как развитие экономик этих стран, и в первую очередь Индии и Китая, поддерживало рост мирового ВНП три десятилетия.

В основу модели было положено три фактора: постоянно растущий спрос, порождающий экономический рост, всевластие монетарных инструментов и антиинфляционная модель. Безработица и рост ВНП рассматривались как вторичные факторы, которые подчиняются трем основным. По сути, была воздвигнута огромная финансовая пирамида над относительно маленьким мировым ВНП. Она продержалась 27 лет, до 2007–2008 гг., когда разразился ипотечный кризис в США. Выбранный метод спасения был только один – заменить производные обязательства на обязательства государств. Спустя три года превышение монетарной массы над ВНП составляет 8 к 1, но вот только большая часть этих обязательств на балансах финансовых институтов представляет собой либо взаимные обязательства банков, либо прямые долговые обязательства государств. Ничем, между прочим, не подкрепленные: примеры Греции, Италии, США, Ирландии, Испании, Исландии, Португалии и т. д. говорят о неспособности национальных экономик обслуживать эти долги. И как только темпы экономического роста, возникшего в 2009 г. в результате именно такой безудержной накачки экономик монетарными средствами, стали снижаться, проблема неосуществимости дальнейшего погашения денежных обязательств встала во весь рост.

Без кризиса в смысле разрушения указанной модели мировая экономика не сможет развиваться дальше. Все процессы, запущенные 30 и 20 лет назад и усугубленные решениями 2009–2011 гг., должны быть остановлены, а модель мировой экономики должна вернуться к базису – производству товаров и услуг и росту за счет накопленной прибыли. Спрос должен происходить из реальной способности людей, компаний и государств покупать товары и услуги за счет себестоимости и прибыли, а не за счет огромного кредитного и долгового плеча. Монетарная же сфера должна носить обслуживающий характер. Экономики развивающихся стран – Китая, Индии, стран Юго-Восточной Азии, Бразилии – более не основываются на низкой себестоимости и низкой стоимости труда, и поэтому относительная производительность труда в этих странах, дававшая рост мировой экономике, больше не существует. Более того, эти экономики по своим структурным позициям (главными из которых являлись низкая арендная плата и низкая стоимость рабочей силы) все более напоминают развитые страны. Общая маржа экономического процесса в мировой экономике значительно снизилась. На это наложились социальные модели и социальные бюджеты США и европейских стран, которые покончили с резервными бюджетными мощностями в развитых государствах.

Отказ от классической теории в целом ведет к тяжелым последствиям. Непонимание семилетнего кризиса 70-х гг. привело к модели, которая показала свою несостоятельность через 30 лет. Нынешнее состояние приведет к чрезвычайно длительной рецессии в мировой экономике с краткосрочными мягкими положительными тенденциями, но к тяжелейшему обострению в дальнейшем. Проблема заключена в том, что решения сейчас принимают политики, которые либо трясутся за свои места и хотят сделать вид, что все хорошо, в то время как макроэкономика говорит об обратном (ярчайший пример – США), либо действительно не понимают, что заливать пожар керосином неэффективно: типичный пример – объединенная Европа, которая вместо решения долговых проблем, которыми охватывается все больше и больше стран, все больше печется о сохранении туманных выгод объединенной экономики. Последствия такого непонимания приведут к длительному стагнационному периоду в мировой экономике. И спустя 5–7 лет все равно придется резать по живому, а именно: вернуться к базовым ценностям – жить по средствам, а не в долг. Чем скорее правительства и политики это осознают, тем раньше можно будет говорить о действительном преодолении кризиса.

Греция в свете сказанного – очень простой пример. Страна не способна (!) в рамках нынешних процессов и пропорций погасить долг ни за 10 лет, ни за 30. Это дефолт. Необходимо объявить дефолт. Будет очищение и понимание, сколько денег надо докапитализировать банкам. Но эта капитализация не может происходить за счет бюджетных средств других стран Европы. Любое иное решение порочно теоретически и будет означать новое накачивание денег в систему, но уже в качестве финансирования просроченных обязательств, т. е. не обеспеченных ВНП. Далее – с учетом Ирландии, Португалии, Испании, Италии – повторение цикла и глубочайший кризис в течение 5–7 лет. Выпуск новых производных бумажек, объединенных еврооблигаций – это тот же самый выпуск необеспеченных ВНП обязательств. Расплачиваться будут дети тех, кто принимает это решение сегодня.

Ситуация нынешней России – полное повторение Греции 70–80-х гг. В Греции тогда был и профицитный бюджет, и положительный платежный баланс, и рост экономики. Затем – вступление в ЕС, набор социальных обязательств, резкое увеличение военного бюджета, сокращение внутреннего потребления, переход активного населения в пассивную фазу, резкое увеличение иммиграционной рабочей силы и с конца 90-х резкое наращивание внешнего дешевого долга для покрытия возникшего и резко увеличивающегося дефицита бюджета. В итоге – через 30 лет – банкротство страны и крах чаяний миллионов людей, социальная напряженность, грозящая перейти в неконтролируемую фазу. Многое в России очень напоминает эту историю. Поэтому рецепт простой – не идти по греческому пути. Нужно срочно прекращать зависимость России от экспорта углеводородов и самым решительным способом наращивать обрабатывающую промышленность и внутреннее потребление. Главная задача состоит в том, чтобы не говорить об этом, что уже продолжается минимум 10 лет, а приступить к реальной практической реализации реформ в макроэкономической сфере – демонополизации экономики, развитию истинной, а не мнимой конкуренции, развитию внутреннего потребления. Проблема коррупции, на мой взгляд, – это уже не проблема правовой системы, это самая актуальная макроэкономическая проблема себестоимости и конкурентоспособности российской экономики. Не решив ее, Россия будет неконкурентоспособна в мировой экономике и никакие цены на нефть ей не помогут.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать