Статья опубликована в № 2996 от 06.12.2011 под заголовком: Подсчет голосов: Патологическая клептомания

Александр Губский: Патологическая клептомания

Обыкновенные люди... В общем, напоминают прежних... «Единая Россия» только испортила их...» – такими были мои мысли вчера после 17 часов, проведенных в качестве наблюдателя на московском избирательном участке № 1977, о членах «моей» избирательной комиссии.

Спокойный в целом день завершился тем, что я едва не написал заявление в прокуратуру. Но сумел-таки свести ситуацию к конструктиву, протокол с реальными результатами голосования был подписан («Единая Россия» получила около трети голосов, коммунисты – чуть меньше, «Справедливая Россия» и «Яблоко» – приблизительно по 15% голосов), и результаты голосования уехали в ТИК. Наутро я был несказанно удивлен, когда обнаружил на сайте Мосгоризбиркома, что ЕР набрала на моем участке не 478 голосов, как значилось в подписанном протоколе и его копиях, розданных наблюдателям, а 500, а из графы «недействительные избирательные бюллетени» исчезло число 22 – вместо него нарисован ноль. Это какая-то патологическая клептомания: получится отпилить много – сделаем, нет – хотя бы два десятка голосов.

Список избирательной комиссии оптимизма не внушал: выдвиженцы от «Единой России», молодежных и общественных организаций из числа тех, ассоциации с которыми приличный человек должен стараться всеми силами избегать. Ни одного представителя от оппозиционной партии; среди наблюдателей – отставной офицер от КПРФ, две тетеньки от «Единой России» и я. Но все оказались спокойными и конструктивными людьми – весь день и полночи мы провели без придирок и взаимных обвинений, обошлось даже без политических споров.

На тренинге для наблюдателей, организованном «Яблоком», нам рассказывали, что приблизительно на 60% избирательных участков в Москве голосование проходит сравнительно гладко, на 20% случаются серьезные нарушения, а на 20% – настоящая «жесть». Профессиональный в общем-то тренинг имел, на мой взгляд, один серьезный недочет: рассказывая будущим наблюдателям о различных технологиях фальсификаций, их неосознанно готовили к тому, что им обязательно придется столкнуться на выборах с откровенной уголовщиной. Поэтому многие наблюдатели пришли на выборы с твердой установкой «дать отпор врагу». Между тем «враги» оказались далеко не во всех избирательных комиссиях.

Мне повезло оказаться в «гладких» 60%. Мои просьбы к комиссии неизменно удовлетворялись, на какие-то, как мне казалось, формальности я закрывал глаза. В результате за весь день я не написал ни одной жалобы: моей целью было продержаться на выборах до этапа подсчета голосов, чтобы получить на руки копию протокола с реальными результатами голосования – в том, что на честных выборах в моем районе «Единая Россия» не получит обещанных 50%, у меня не было сомнений.

В середине дня я даже впал в благодушие: неужели учителя из моей школы (я, правда, закончил ее четверть века назад и никого из этих учителей не застал) захотят нарушать закон? Последние избиратели пришли на участок к закрытию – ни за кого из них заранее не проголосовали.

Явка на моем участке составила более 60%, неиспользованные семь сотен бюллетеней были прилюдно погашены.

Подсчет голосов, как и положено, начался с переносных урн. Я с нетерпением ждал ту, которую сопровождал при выездном голосовании (за 4,5 часа мы получили всего 26 бюллетеней – старики не способны действовать быстро). Из этих 26 голосов около половины были отданы за «Единую Россию» – немощные, часто уже обездвиженные люди, не обласканные властью, добровольно проголосовали за нее. «Сурковская пропаганда» работает.

Следом начался подсчет голосов из двух стационарных урн. В какой-то момент мне показалось, что я увидел на столе две или три пачки сложенных бюллетеней штук из пяти каждая, но наблюдатель-коммунист не поддержал моего рвения, да и мне не хотелось устраивать скандал и пытаться (наверняка безуспешно) аннулировать результаты голосования, когда уже становилось понятно, что ЕР получает только треть. Главное было добиться подписания протокола.

Бюллетени считались быстро и гласно, но, когда были оглашены цифры, идиллия закончилась.

– Почему вы не подписываете протокол?

– Мы сверяем контрольные соотношения с ТИКом.

– Вы не должны ничего сверять, давайте подписывать.

– Подождите немного.

Ожидание с вялыми переговорами длилось около двух часов, я за это время позвонил юристам и коллегам и уже был готов объявить, что, если протокол сейчас не будет подписан, писать начну я – в прокуратуру. Но сначала решил предпринять последнюю попытку: «Вас сейчас наверняка призывают совершить преступление. Не делайте этого. Вы провели честное голосование, и теперь это уже проблемы тех, кто наверху. Если они хотят нарушать закон – пусть делают. Скажите им, что у вас присутствуют принципиальные наблюдатели, вам не за что их удалять и вы должны подписать протокол».

Вскоре протокол был подписан и копии розданы наблюдателям.

Наблюдателю на соседнем участке № 1979, написавшему несколько жалоб, протестовавшему против непрозрачного подсчета голосов, повезло меньше: вместо правильно оформленной копии протокола ему выдали «филькину грамоту». Согласно данным Мосгоризбиркома, на участке № 1979 (в него входят другие корпуса тех же жилых домов, которые приписаны к участку № 1977) за ЕР проголосовали 54,46%, за «Яблоко» – 4,68%. Такого в принципе не может быть.

Обыкновенные люди. Но «Единая Россия» сильно испортила многих из них.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать