Статья опубликована в № 3093 от 02.05.2012 под заголовком: От редакции: Совет без прав

От редакции: Поговорили и будет

Дмитрий Медведев в последний раз встретился с членами президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Елена Панфилова, Дмитрий Орешкин и Светлана Ганнушкина, уже объявившие о прекращении работы в совете (см. статью на стр. 02), вероятно, окажутся не последними, кого не будет в новом его составе (или кого туда не позовут). Самое время подвести итоги работы совета при Медведеве.

Совет по правам человека при президенте под разными названиями работает с 1993 г. В президентство Владимира Путина деятельность совета не была особенно заметной и, как правило, ограничивалась ежегодным отчетом. При Медведеве совет существенно обновился персонально: из 33 человек прежнего набора в него попало только 14. Большинство из 26 новичков составили люди, известные критическим отношением к политическому устройству страны и деятельности правоохранительной системы. Кроме того, совет стал частью имиджа Медведева как нового президента, отвечающего на запросы продвинутой части общества. Он стал дискуссионной площадкой, а правозащитники надеялись, что станет и каналом двусторонней связи между президентом и гражданами, недовольными существующими порядками. Члены совета ожидали, что публичная постановка острых вопросов перед первым лицом будет способна улучшить повседневную работу государства, укрепить защиту инвалидов и военнослужащих, смягчить повседневную репрессивную практику правоохранительной и судебной систем. Многие серьезные проблемы во взаимоотношениях граждан и государства были исследованы за время работы совета, многие жесткие доклады публично прозвучали. Некоторые идеи совета – смягчение Уголовного кодекса, создание специального органа, расследующего преступления полицейских, – реализованы.

Однако чаще правозащитники слышали публичный отказ в пересмотре дел, узнавали об успешной карьере следователей и судей, принявших сомнительные решения, читали отписки или не получали ответа.

Совет критиковали за излишнее внимание к десталинизации и громким уголовным делам. Это мнение высказал в субботу и уходящий президент, сославшийся на жалобы неназванных заключенных: «Количество лиц, в отношении которых возникают сомнения в их вине в совершении преступления <...> существенно больше. И мы с вами это прекрасно понимаем».

Упрек главы государства в сосредоточенности правозащитников на делах Ходорковского – Лебедева и Магнитского вряд ли правомерен, ведь именно пересмотр приговоров по резонансным делам создает прецеденты отмены несправедливых решений.

Совет предлагал главе государства меры, способные облегчить участь многих заключенных: амнистию осужденных за экономические преступления, совершенствование механизмов досрочного освобождения и помилования. Вопрос, почему эти предложения не были реализованы, а экспертные заключения юристов с безупречной профессиональной репутацией проигнорированы следствием и судами, президенту стоит адресовать себе и своему окружению.

Осенью 2011 г. совет покинули Ирина Ясина и Светлана Сорокина. Но поражения правозащитников – не вина, а беда совещательного органа, который не способен в одиночку заменить другие каналы общественного диалога: избранный на свободных конкурентных выборах парламент, независимые суд и СМИ.

При новом президенте совет наверняка ожидают метаморфозы. Путину он в нынешнем качестве и составе не нужен: у него свои каналы общения с обществом и народом – телемосты и народный фронт. Вероятно, кремлевская администрация попытается изменить повестку дня cовета, разбавив нынешний состав борцами за права русскоязычного населения в странах Балтии и защитниками традиционных религий. Или ограничит его работу ежегодными докладами и законосовещательными предложениями, включив в его состав лояльных юристов и общественных деятелей. Благо в 2013 г. свои посты должны оставить председатели Конституционного и Верховного судов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать