Статья опубликована в № 3111 от 29.05.2012 под заголовком: Наше «мы»: Исторический шанс церкви

Алексей Левинсон: Исторический шанс церкви

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Не утихает скандал вокруг Pussy Riot. Какие формальные законы они нарушили, решать оставим судам. Ведь реакция общества связана не с этим, а с их преднамеренным неуважением к нашим нравам. Они покусились на две святыни разом. На святыню властно-государственную, вокруг которой все больше ритуалов, призванных ее сакрализовать. И на святыню церкви, демонстрирующей своими ритуалами все большее и большее вовлечение в дела властно-государственные. Дошел ли их двойной посыл? Опрос показывает: 3/4 россиян в той или иной степени наслышаны о событии. Можно полагать, что главным адресатом молодых грешниц была просвещенная молодежь. В самом деле, 9/10 студентов что-то знают об этом событии. И если публика в целом чаще всего считает грозящее им наказание адекватным, то среди студентов главное мнение – что такое наказание чрезмерно. Студенты вдвое чаще других полагают, что «подобные акции вообще не должны преследоваться в уголовном порядке».

Дело не в особой жалостливости студентов. В тест-вопросе об отношении к смертной казни они вовсе не в первых рядах ее противников. Дело и не в их безбожии, они реже остальных россиян присоединяются к декларации о «неприятии свободно мыслящими людьми православных ценностей». Но при этом они же менее склонны участвовать в церковных обрядах либо наблюдать их телетрансляцию. Образованная молодежь меньше прочих видит в критике церкви и ее иерархов «стремление противников русского национального возрождения унизить церковь и ослабить союз власти, церкви и народа». Зато эти молодые люди в 1,5 раза активнее всех остальных поддерживают главный укор, который делает общество церкви: «вовлеченность церкви в политику, обслуживание интересов действующей власти». Студенты в 1,5 раза меньше, чем публика в целом, поддерживают обвинения в адрес иерархов церкви по поводу «расхождения между проповедью благочестия и приверженностью к земным благам». Зато гораздо более серьезный тезис о том, что «свободно мыслящие люди недовольны растущим консерватизмом и агрессивным фундаментализмом церкви», они поддержали втрое чаще остальных.

За постсоветские годы церковь вернула себе многие из утраченных богатств, вернула себе заметное место в общественной жизни. Стремительно и многократно выросло число людей, считающих себя православными, связавших себя с церковью. Это означает не только рост ее влияния. С ростом числа прихожан едва ли не больше выросла моральная ответственность церкви перед обществом. Когда в декабре вспыхнула реакция людей, оскорбленных тем, как ведет себя власть, патриарх, помнится, высказался в том смысле, что чувства народа следует уважать. У церкви забрезжил шанс занять в этом конфликте, имеющем прежде всего морально-нравственную природу, столь необходимую тогда роль посредника между обществом и властью. В силу некоторых причин этот шанс не был использован. Возможно, он был историческим.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more