От редакции: Главные филантропы


События на Кубани, где от наводнения погибло (по официальным данным) более 170 человек и пострадало более 24 000, показали не только очевидные просчеты государственной системы предупреждения чрезвычайных ситуаций и реагирования на стихийные бедствия. Налицо энергичная общественная кампания сбора вещей, продуктов, денег и другой помощи родственникам погибших и людям, потерявшим жилье и имущество. Эксперты отмечают, что благотворительные организации и добровольцы учли опыт огненного лета 2010 г. Некоммерческие организации, корпоративные благотворители, волонтеры и простые обыватели активнее, чем два года назад, пользуются интернетом и социальными сетями, чтобы узнать, в чем больше всего нуждаются пострадавшие.

Созданный в 2010 г. портал «Виртуальная рында» (http://rynda.org/) аккумулирует сообщения пострадавших о помощи, пунктах сбора вещей и продуктов, благотворительных счетах и т. д. Ко вчерашнему вечеру на сайте появилось около 1400 сообщений со всей России. Большинство – о местах сбора помощи и времени отправки гуманитарных грузов. Все это делается самостоятельно, без серьезной поддержки бюрократии и без лишней помпы. Такая самостоятельность – следствие отношения государства к благотворительности и добровольчеству. Власть не прочь переложить часть своих социальных и общественных функций – помощь старикам и детям или борьбу со стихией – на некоммерческие организации и волонтеров. Можно вспомнить благожелательное отношение государства к фондам, помогающим взрослым и детям получать дорогостоящее лечение в России и за рубежом, стремление Владимира Путина и Сергея Шойгу увеличить численность добровольцев-пожарных в 2010 г. Но одновременно первые лица и другие чиновники любят продемонстрировать, что главные филантропы в стране – это они. Волонтеры для них конкуренты, их работа в районах бедствия означает, что ситуация не так благополучна, как в телеэфире. Для некоторых помощь благотворителей – это обуза, от которой лучше избавиться, как это сделали в 2010 г. рязанские и мордовские чиновники, выбросившие на свалку тонны вещей, присланных россиянами для погорельцев. Наконец, для многих чиновников благотворители подозрительны уже тем, что не преследуют выгоды.