Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3140 от 10.07.2012 под заголовком: От редакции: Наше прошлое сегодня

От редакции: Наше прошлое сегодня

Тема печального наследства сталинизма, не отрефлексированного обществом, в последние полгода практически исчезла из публичного пространства. Президент Медведев создавал комиссии, давал публичные оценки, при трагических обстоятельствах были сделаны важнейшие шаги по примирению с польским обществом в связи с катынским делом, совет по правам человека при президенте разработал программу «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

Сегодня на повестке дня, казалось бы, актуальные, горячие, живые проблемы политики настоящего. Общество в прошлом году впервые открыто возмутилось манипуляциями в ходе выборов, острее стала восприниматься проблема коррупции. Но после первой реакции властей, готовых по результатам первых митингов пойти на уступки, готовых сделать правила игры в политике более открытыми (возвращение выборов в регионах, закон о партиях), начался мощный откат назад, который не встречает никаких препятствий со стороны общества. Препятствия не срабатывают, потому что их просто нет.

Постоянные ссылки на «западные образцы» (см. статью Марии Липман на стр. 04) не могут помешать осознанию того, что нынешний российский законодательный процесс представляет собой пошаговое умаление прав и свобод граждан. Нормальные, казалось бы, люди (про некоторых можно даже сказать: хорошие профессионалы) начинают предлагать все более иррациональные ограничения. Как такое может быть?

Вот тут и приходится вспоминать наследие сталинизма и логику, в которой действует неограниченная, неподотчетная обществу власть. У российского общества нет иммунитета к умалению прав. Иммунитет должен был быть железным, если бы трагедия ХХ в. была осмыслена во всей глубине и правовые выводы из нее сделаны. Нормы Конституции о невозможности ограничения прав человека (ст. 55) соблюдались бы свято. Общество нетерпимо относилось бы и к заказным делам, и к произволу полиции, и к ограничению свобод. Совершив ошибку один раз, общество не должно повторять ее снова. Но у нас есть все шансы продолжать блуждание по кругу, потому что за 20 лет без СССР общество так и не отрефлексировало наследие сталинизма, не добилось создания институтов, препятствующих повторению трагедии прошлого.

И сейчас отмахнуться от этой темы легко. Между тем репрессивные законопроекты, спешно принимаемые Госдумой (порой без учета мнения правительства Медведева), каждый день напоминают нам об отсутствии в России механизмов, препятствующих ограничениям прав. Закон о митингах (действует) вводит фактически уголовные наказания в дела об административных правонарушениях. Законопроект, вводящий понятие «иностранного агента» для НКО (принят в первом чтении), апеллирует к коллективному бессознательному – образу «чужого», т. е. врага, чтобы дискредитировать в глазах населения оппозицию; одновременно он затрудняет деятельность множества благотворительных, научных, экологических организаций. Законопроект о черных списках сайтов в интернете (принят в первом чтении) может привести к снижению скорости работы всей сети (из-за программ фильтрации) и закрытию многих добропорядочных сайтов. Учитывая качество написания законов, можно гарантировать, что критериями определения «политических» НКО и вредных сайтов правоохранители будут пользоваться произвольно.

Еще один законопроект, внесенный в Думу единороссами Хинштейном и Крашенинниковым, возвращает понятие клеветы в Уголовный кодекс (выведено в 2011 г. либерализацией Медведева), расширяя его применение, кратно увеличивая штрафы и вводя наказание в виде лишения свободы.

Осмысление сталинизма – это не просто литература, это вполне осязаемый процесс, который должен привести к невозможности ограничения прав человека в России. Государство, оставшееся безнаказанным за преступления ХХ в., будет совершать преступления в ХХI в., до тех пор пока мы не осознаем, что трагедии прошлого касаются не только историков, но каждого из нас.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать