Алексей Зимин: Повар в роли демиурга

Мировая высокая кухня переживает кризис, и российская – не исключение
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Ужин за несколько сотен евро без учета спиртного, безусловно, не входит вобычную потребительскую корзину

Высокая кухня во всем мире переживает кризис: формула кулинарного волшебства (повар в роли демиурга плюс триста евро за ужин) больше не работает. Началось все это еще в середине нулевых, вместе с первыми сигналами экономического коллапса, банкротствами американских суперкомпаний, проблемами в еврозоне и общим кризисом системы потребления, сформировавшейся в восьмидесятые.

Человечеству свойственно время от времени пересматривать свои взгляды на роскошь. Как в целом, так и на отдельные ее проявления. Ужин за несколько сотен евро без учета спиртного, безусловно, не входит в обычную потребительскую корзину. Это излишество, честный способ отъема денег у тех, кто способен их заплатить. Даже более честный, чем производство экстремально дорогой одежды и кожгалантереи. Потому что тут страдают безымянные работники текстильных и кожевенных фабрик, за копейки производящие то, что потом будет стоить тысячи у.е. Дорогая еда ведь подразумевает исключительное происхождение, и прибавочной стоимости на французской утиной печенке несравнимо меньше, чем на майках и сумках с известными логотипами.

Социальная сегрегация никуда не делась, но маркеры личного успеха изменились. Это связано и с экономической ситуацией, и с общей атмосферой: дорогие часы еще могут быть объектом желания, но показателем статуса уже нет. Просто потому, что на них почти перестали обращать внимание. После того как произошли глобальные и локальные гастрономические революции, общепит той же Англии, США, Скандинавии и Германии поднялся на такую высоту, что рестораны высокой кухни лишились своей монополии на серьезное кулинарное высказывание. Мода перестала лететь ввысь и начала растекаться вширь. Лет пять назад лучшие шефы мира стали заводить себе «вторые линии», то есть гастрономические рестораны с человеческими ценами. Справедливости ради, в мире высокой моды это опрощение случилось еще раньше.

Так совпало, что и наша публика, которая может оплачивать рестораны Дюкасса и Ганьера, оказалась в мировом тренде и готова к появлению высокой кухни в нормальном изводе. Острее всего этот факт почувствовал на себе, наверное, отечественный производитель высокой гастрономии Анатолий Комм, добившийся мировой известности и уровня мастерства как раз к тому времени, когда это перестало быть, что называется, hype. И теперь вместо того, чтобы собирать лавры на родине, он путешествует со зваными ужинами под флагом Абрау-Дюрсо по дорогим отелям мира.

Полностью, впрочем, эта система ценностей не сдалась, да и не сдастся, наверное, никогда. При всей моде на демократизацию зов роскоши обязательно найдет отклик в чьей-то высоко обеспеченной душе. Вот и в Москве в конце осени открывается очередной ресторан высокой кухни. На этот раз под брендом Элен Дарроз, одной из трех самых влиятельных женщин в мире кулинарии. Ей, впрочем, чуть проще, чем остальным. Она – наследница одноименного дома арманьяков, так что если не получится с московским рестораном – у нее есть оскорбленному сердцу уголок.

Автор – главный редактор журнала «Афиша-Еда»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more