Статья опубликована в № 3259 от 25.12.2012 под заголовком: От редакции: Позор крепчает

От редакции: Ответ "Акту Магнитского" ударил по престижу России

А. Махонин / Ведомости

Смерть юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского в сизо «Матросская Тишина» 16 ноября 2009 г. и ее расследование день за днем обрастают новыми трагическими и абсурдными подробностями.

Вчера прокурор Константин Боков попросил Тверской районный суд Москвы оправдать заместителя начальника сизо «Бутырка» Дмитрия Кратова, которого обвиняли в халатности, повлекшей смерть Магнитского. Боков не нашел причинно-следственной связи между действиями Кратова и уходом из жизни Магнитского. «Недостатки медпомощи не явились первопричиной смерти», – заявил гособвинитель. Он утверждает, что смерть вызвали «тяжелые конкурирующие заболевания». Видимо, офицер ФСИН невиновен в смерти юриста, но он лишь один из второстепенных участников.

Показательно другое: серия дел с участием покойного и разгоревшийся вокруг них в последние недели международный скандал отражают нынешнее правосознание российского истеблишмента, его своеобразные представления (понятия) о национальной гордости и суверенитете.

О возможном принятии санкций против судей, прокуроров, следователей и чиновников, которых за рубежом считают причастными к смерти Магнитского, известно давно. Резолюции с соответствующими призывами разрабатывали и принимали парламенты ряда стран Запада. Эти документы вызывали раздражение Москвы, которая называла это вмешательством во внутренние дела и обещала объективно, без скидки на чины обвиняемых расследовать гибель юриста. «Не надо нам указывать», – говорили российские чиновники и депутаты.

Каковы итоги трехлетней работы? Если Кратова оправдают, окажется, что в смерти Магнитского никто не виноват. Уголовное дело врача «Бутырки» Ларисы Литвиновой закрыто ввиду истечения срока давности. «Большое» дело о гибели Магнитского расследуется ни шатко ни валко. До сих пор обществу неизвестны ни версии следствия, ни круг подозреваемых и (или) привлеченных к ответственности. Мы до сих пор не знаем, изучены ли материалы правозащитников, которые утверждают, что Магнитский был убит в тюремной больнице сизо «Матросская Тишина».

Зато мы знаем, что следователи, судьи и гособвинители, участвовавшие в расследовании дела об уклонении Магнитского от налогов и мошенничестве, не понесли наказания. А некоторые даже пошли на повышение и удостоились наград. Само дело возобновлено и передано в суд, добавляя в трагическую историю долю абсурда: Тверской суд, который не раз продлевал содержание юриста под стражей, получается, в прямом смысле достал его из-под земли. Схемы теневого вывода денег, некогда вскрытые покойным, использовались и после его смерти. На этом фоне заверения некоторых представителей власти о стремлении российских властей расследовать гибель Магнитского и наказать виновных выглядят циничным издевательством над памятью покойного.

Отсутствие содержательных ответов в деле, вызывавшем большой интерес в стране и за рубежом, привело к интернационализации расследования и повышенной активности иностранных парламентариев. Однако в Москве, похоже, до последней минуты не верили, что идеалы демократии и равенства перед законом окажутся для конгрессменов и сенаторов выше прагматических соображений и они пойдут на реальные санкции. Запрет въезда и вероятный арест активов второстепенных бюрократов согласно акту Магнитского не слишком болезненный удар. Но это предупреждение показало отечественному истеблишменту: он может лишиться привычных мест отдыха, учебы детей и приобретения собственности. Такая угроза вызвала крайне нервную реакцию. Обещанный Кремлем и МИДом «симметричный» ответ превратился в демонстрацию антиамериканизма, вылился в человеконенавистнический запрет на усыновление российских детей американцами.

Но надеясь уколоть «вашингтонский обком» и продемонстрировать прочность российского суверенитета, власть вместо этого совершила самострел. Первые лица подтвердили, что престиж государства для них связан не с комфортной жизнью всех граждан, а с демонстративным и бессодержательным противостоянием Западу и привилегиями узкого круга приближенных.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать