Статья опубликована в № 3340 от 07.05.2013 под заголовком: Цитата недели

Кирилл Харатьян: У государства кончились образцы для подражания

«Патриотизм же – это такое самоощущение человека, которое навязать извне нельзя: оно складывается изнутри». Дмитрий Медведев, председатель правительства России («Московский комсомолец»)

В преддверии Дня Победы просыпается памятливость у руководителей России, а выражается она непременно в форме встреч с оставшимися еще в живых участниками Той Страшной Войны. Ветераны производят прекрасное, бодрое впечатление, руководители также прекрасны и бодры – как всегда, обещают старикам решить квартирный вопрос и отчитываются о будущих миллиардах рублей.

Почему все это называется патриотизмом – по крайней мере, в разговорах между властителем и ветеранами почти всегда проскакивает это слово государственной важности, – не слишком понятно. Действительно, старики совершили подвиг и заслуживают особого к себе отношения; замечательно, что они до сих пор живы и бодры; но что патриотического в бесконечной выдаче им квартир?

Видимо, чтобы разорвать странную связь квартир и патриотизма, председатель Медведев и выдвинул яркий тезис, вынесенный в заглавие. Это одно из самых важных признаний власти за последнее время, говорю нисколько не ерничая, из него следует, что государственная патриотическая работа, о которой очень много и даже горячо говорилось все время новой российской государственности, бессмысленна и что патриотизм (преданность и любовь к своему народу, своему отечеству. – Толковый словарь Ожегова) должен складываться у человека и гражданина сам собой – так, наверное, следует понимать медведевское «изнутри».

Означает ли это снижение интереса власти ко всякого рода мероприятиям, которым до сих пор придавался патриотический смысл, – вроде парадной демонстрации военной мощи (и связанного с ее репетицией транспортного коллапса в Москве) или гигантских спортивных строек (тем более что громких спортивных побед не предвидится), – не могу предположить, но надеюсь.

Можно предположить другое, например: у государства кончились образцы для подражания. Прежний патриотический символ, Великая Отечественная война, стремительно уходит или уже ушел в прошлое, новое поколение не воспринимает ее как нечто буквально героическое; российская действительность почти ничего такого, что вызывало бы желание преданно любить народ и родину, не производит – или власть не умеет преподать нефтедобычу или победу в газовой войне над Украиной как патриотическое событие.

Остается только сомнение: не опасно ли государству отказываться от патриотической пропаганды? мало ли чего там россиянин изнутри себе сложит? не возьмет ли он на вооружение чьи-нибудь чужие патриотические идеалы?

В остальных-то вопросах власть гражданам не очень доверяет, прямо скажем.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать