Статья опубликована в № 3847 от 08.06.2015 под заголовком: От редакции: Новое сдерживание

Новое сдерживание: семеро против одного

Запад вырабатывает долговременную стратегию сдерживания России за пределами ее границ
  • Николай Эппле

В шутке, что для сближения Европы и США никто не сделал больше, чем Москва своими действиями на Украине, всё больше правды. Одна из основных тем открывшегося вчера саммита G7, наряду с греческим долговым кризисом и борьбой с лихорадкой Эбола, – обсуждение новой стратегии по отношению к России. Ее обсуждают ведущие западные СМИ, разработке стратегии посвящены публикации Chatam House и Brookings Institution. Среди ее элементов – усиление военного сотрудничества США и ЕС (этому было посвящено пятничное совещание в Штутгарте под председательством министра обороны США); более тесное взаимодействие со странами, входящими в сферу влияния России (в частности, помощь в борьбе с коррупцией, позволяющей Москве «покупать» их лояльность); ограничение возможностей Москвы влиять на политику Европы за счет поставок энергоносителей. О необходимости политики сдерживания в отношении России говорил в конце апреля в военном комитете сената один из авторитетнейших экспертов по России и странам экс-СССР Стивен Сестанович, профессор Columbia University: дальнейшие успехи России на Украине сделают Кремль опаснее и для соседей, и для США.

Задача политики санкций – заставить Россию осознать свои ошибки и вернуться на путь истинный. Но по ее реакции на санкции и ясно высказанные требования международного сообщества перестать накалять обстановку на Украине (в конце мая Барак Обама отметил усиление агрессивной позиции Москвы) Запад делает вывод: речь идет не о случайном сбое, а о сознательной и настойчивой позиции. В ответ приходится разрабатывать стратегию взаимодействия исходя из этой новой реальности.

«Наша группа – это не только клуб политических или экономических интересов, это в первую очередь общество ценностей, поэтому Россия сейчас не с нами», – сказал, открывая саммит, председатель Европейского совета Дональд Туск. Две недели назад похожее заявление сделала Ангела Меркель. Российский МИД ответил в том духе, что не очень-то и хотелось. В новых условиях Россия беспокоит Запад настолько, насколько выходит за свои границы. На ее внутреннюю политику, права человека, свободу выборов и т. д. Запад повлиять уже не в состоянии. Поэтому так важны сценарии развития украинского кризиса. За пределами России Запад считает себя обязанным препятствовать ей. Проблема в том, что распространение границ своего влияния за пределы госграниц – главная претензия России.