Статья опубликована в № 3870 от 10.07.2015 под заголовком: От редакции: Эпоха пропаганды

Верить проще, чем сопротивляться

Как работает государственная пропаганда в неоавторитарных режимах

Авторитарные режимы всегда опирались на пропаганду, но в информационную эпоху ее роль резко возрастает. Феномен «информационных диктатур» описан в недавней работе Сергея Гуриева и Дэниела Трейзмана How Modern Dictators Survive: Cooptation, Censorship, Propaganda and Repression. Неоавторитарные режимы оказываются эффективнее традиционных, поскольку функцию, которую раньше выполнял террор, теперь выполняет манипулирование информацией. Эти закономерности хорошо иллюстрирует новый доклад британского Legatum Institute в серии Beyond Propaganda (см. статью на стр. 07).

Турция и Китай не жалеют сил и средств для контроля над СМИ и интернетом, приглашают десятки тысяч экспертов, создают армии ботов и платных блогеров. В Турции независимые СМИ разоряют налоговыми претензиями и судебными исками, после чего отдают их в руки близких к власти людей (в прошлом независимое издание Sabah оказалось под контролем зятя президента Эрдогана), журналистов увольняют и сажают в тюрьму по сфабрикованным обвинениям. Война с независимыми СМИ в Венесуэле Чавеса привела к тому, что в 2014 г. страна заняла 171-е место из 197 в рейтинге свободы СМИ Freedom House (в сравнении с 86-е местом в 2002 г.). Зачистка информационного поля внутри страны дополняется созданием инструментов влияния за ее пределами – канал TeleSUR («социалистический ответ CNN») вещает на всю Латинскую Америку, а система китайских СМИ, работающих на иностранную аудиторию, не знает себе равных.

Есть и национальная специфика. В Венесуэле – суперпопулизм: с 1999 г. и до своей смерти Чавес в среднем проводил в эфире 40 часов в неделю, назначая министров, изгоняя послов и даже отдавая приказы вооруженным силам. В Турции – апелляция к «традиционным ценностям»: в стране, где 98% населения – мусульмане, за последние 12 лет число учащихся открываемых государством религиозных школ выросло с 70 000 до 1 млн. Китайская специфика – в тотальности контроля. «Великая китайская стена» – это 30 000 специально обученных людей, в постоянном режиме мониторящих интернет, около 60 законов, регламентирующих использование сети, и собственные аналоги всех интернет-платформ от YouTube до Twitter, позволяющие «запереть» пользователей дома. Цензурируется не критика власти, а призывы к коллективным действиям. Китай, страна с огромным населением и серьезными внутриэтническими противоречиями, больше любой критики опасается массовых выступлений.

По данным исследования Калифорнийского университета, китайские студенты, прослушавшие курсы «политинформации», убеждаются в силе властей, а не в их правоте. Авторитарные режимы тратят столько сил и средств на пропаганду не чтобы завоевать доверие аудитории, а чтобы убедить ее: верить проще, чем сопротивляться.

АВТор_
23:12 09.07.2015
"Турция и Китай не жалеют сил и средств для контроля над СМИ и интернетом, приглашают десятки тысяч экспертов, создают армии ботов и платных блогеров. В Турции независимые СМИ разоряют налоговыми претензиями и судебными исками, после чего отдают их в руки близких к власти людей." _ Если в данном пассаже слова "Турция" и "Китай" заменить на "суверенная Путинократура", то её смысл не только не изменится, но, пожалуй, еще более заострится. В отличие от России, Турция и особенно Китай весьма успешно развиваются. Заявленная же Россией в 2008 стратегия "модернизации" и "инноваций" провалилась настолько безоговорочно, что сегодня о ней даже неудобно говорить вслух. Власть решила идти другим путем - путем "духовных скреп" и возведения циклопических памятников, т.е. путем культивирования многочисленных мифов, легенд и иллюзий. Но одной видимостью сыт не будешь. А после безудержного перепоя духовной сивухой неизбежно наступает тяжелейшее похмелье.
131
Комментировать