Мнения
Бесплатный
Максим Трудолюбов| Николай Эппле|Андрей Синицын
Статья опубликована в № 3967 от 25.11.2015 под заголовком: От редакции: Тонкие красные линии

Тонкие красные линии

Инцидент со сбитым Су-24 показывает хрупкость проекта единого антитеррористического фронта

Еще несколько дней назад казалось, что старые несогласия уходят на второй план перед решимостью президентов Франсуа Олланда и Владимира Путина выстроить широкую международную коалицию по борьбе с терроризмом. Но инцидент со сбитым Су-24 над сирийской или турецкой территорией с новой силой проводит красные линии, которые не позволяют Западу, суннитским державам, шиитским государствам и России сформировать единый антитеррористический фронт.

Эта неделя могла стать решающей в построении международной коалиции, эскиз которой Путин обрисовал в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН в конце сентября. Олланд после терактов в Париже решился на альянс с Россией. На этой неделе у Олланда запланированы встречи с четырьмя остальными (кроме него самого) лидерами стран – постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также с Ангелой Меркель, канцлером Германии. Но теперь встречи пройдут в изменившейся обстановке.

До вторника на первый план выходили сильные стороны России как свежего «акционера» многостороннего конфликта на Ближнем Востоке. Россия взялась поддерживать законное правительство Сирии и показала, что готова решительно применять силу, что, по мнению многих в регионе (включая Израиль, шиитские силы и даже некоторые суннитские державы), выгодно отличало российский подход от позиции США, обжегшихся на предшествующих конфликтах. Многие лидеры стран Ближнего Востока уже рассматривают Россию как силу настолько же реальную, как американская, но менее скованную.

«Американские правила игры, требующие подтверждения целей, постоянно дают возможность террористам перегруппироваться. Но у нашего противника нет правил, – говорит неназванный офицер иракской армии в интервью Middle East Eye. – У русских нет красных линий, нет сложных и ограничивающих принципов. Нам было бы легко иметь с ними дело».

Слабые стороны российского подхода тоже известны: как уже много раз сказано, Россия влезла в очень сложный конфликт без нужной подготовки. Пиар-успех кавалерийской атаки мог оборваться в любой момент в любом месте. То, что Турция – страна НАТО с мусульманским политическим дискурсом, с подшефными туркменами на сирийской территории, с противостоянием с курдами на своей (а курды успешно воюют с ИГ (запрещена в РФ) при поддержке США), с проливами в Черном море и т. д. и т. п., – является важным и ревнивым игроком в регионе, известно, наверное, даже пятикласснику в российской школе. Турция уже не раз высказывала недовольство ударами России по поселениям туркмен, а в понедельник призвала обсудить проблему на уровне ООН.

После событий вторника российский подход снова оказывается под вопросом. В лучшем случае именно проблемы построения коалиции имел в виду Путин, когда назвал сбитие самолета «ударом, нанесенным нам в спину пособниками террористов». В худшем – последует серьезное ужесточение политики вплоть до новых боестолкновений. Впрочем, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков вечером заявил «Эху Москвы», что Россия не будет принимать ответные военные меры. Тем не менее вероятно, что Путин теперь потребует от Запада наказать Турцию и с новыми уступками пойти на антитеррористическую коалицию с Россией.

На днях станут известны результаты мирового турне Олланда. Нет сомнений, что в Вашингтоне французскому президенту напомнят о конфликтах вокруг Крыма, Украины и негибкости России в отношении Асада. И все равно хочется верить, что общая угроза все-таки перевесит разделения.