Статья опубликована в № 4000 от 25.01.2016 под заголовком: От редакции: Политика в законе

Слишком политическое

Называть общественную деятельность политической теперь будут по закону

Одной из важных задач нынешнего российского государства стало формулирование и формирование удобного для себя «гражданского» общества. В отличие от развитых демократий, где НКО обеспечивают коммуникацию граждан с государством – т. е. обратную связь, в России связь должна быть прямая: государство коммуницирует с гражданами удобным для него образом.

Понятие политической деятельности стало одним из условий отнесения НКО к иностранным агентам с введением этого термина в 2012 г. Согласно тогдашним поправкам к закону об НКО, политической деятельностью было признано участие «в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Предельная обобщенность формулировки привела к многочисленным примерам абсурдного правоприменения (одних только экологических НКО в списке иностранных агентов 14 штук), вызвала бурную критику со стороны правозащитников и поручение президента уточнить закон.

Рабочая группа под руководством заместителя главы президентской администрации Вячеслава Володина вместо конкретизации спорного понятия предложила длинный набор видов деятельности, которую нужно считать политической: организация публичных мероприятий и дискуссий, наблюдение за выборами и участие в избиркомах, публичные обращения к органам власти и действия, направленные на принятие, изменение, отмену законов или иных правовых актов, распространение оценок решений госорганов и их политики, проведение и обнародование опросов и социологических исследований.

Рабочая группа установила и виды деятельности, которая не относится к политической: в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания и т. д., – с небольшим условием: если эта деятельность не осуществляется в целях, указанных выше. То есть на самом деле и ученые с врачами и деятелями искусств не могут спать спокойно, если они объединились по профессиональным интересам.

Авторы поправок поступили самым остроумным способом: их критиковали за вольность правоприменения, так вот ответ: все случаи вольного правоприменения каталогизируем в законе, и вольным его уж никто не назовет!

Трудности с определением политического между тем надуманные. Как отмечает политолог Екатерина Шульман, удовлетворительное определение политической деятельности дано в законе «О статусе судей», где таковым названо участие в выборах в качестве агитатора или кандидата (борьба за власть). Все остальное (взаимодействие с властью) – естественные составляющие общественной жизни.

Впрочем, сами же правозащитники знают, что закон об НКО – иностранных агентах носит инструментальный характер, он призван блокировать деятельность неудобных организаций, а потому улучшить его невозможно. Для обеспечения заявленных его авторами целей вполне достаточно Уголовного кодекса и уже существующих законов.