Стратегия снизу вверх

Аналитик Григорий Выгон о том, что процесс разработки стратегий в экономике надо поставить с головы на ноги

В условиях повышенной волатильности мировых цен на энергоносители особую важность приобретает разработка адекватных сценариев развития нефтегазовой отрасли как на уровне государства в рамках стратегических документов (энергостратегия, нефтяная и газовая генсхемы), так и в стратегиях компаний. Из-за обвала цен на нефть даже возникла мода на создание стресс-сценариев, в которых долгосрочные цены на нефть принимаются на уровне $25/барр. и ниже. Разброс в прогнозах цен на нефть руководителей различных компаний, ведомств и Центрального банка не может не вызывать опасений, поскольку приводит к рассогласованности принимаемых управленческих решений государством и бизнесом.

Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» формализовал правила подготовки основных стратегических документов. В нем, в частности, предполагается, что отраслевые стратегии должны следовать за стратегией социально-экономического развития и опираться на соответствующий прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочный период. Но эти правила существенно тормозят принятие отраслевых документов, поскольку основополагающих стратегических документов нет, а последний публичный прогноз долгосрочного экономического развития датируется 2013 годом и сегодня совершенно не актуален. Отчасти именно поэтому затянулись сроки подготовки новой энергостратегии, а также нефтяной и газовой генсхем. А как раз в период кризиса быстрота пересмотра стратегий развития отраслей и принятия антикризисного комплекса мер особенно важны. Даже если бы Минэкономразвития могло оперативно готовить и корректировать долгосрочный прогноз социально-экономического развития, его практическая польза для нефтегазовой отрасли невелика. Дело в том, что закладываемые в его сценариях макроэкономические предпосылки зачастую не столько экономически обоснованны, сколько представляют собой исключительно политически мотивированные «хотелки». Например, главная идея, которая преобладает в последние 15 лет, – уход от нефтяной иглы и инновационный путь развития экономики – обуславливает выбор в качестве базового, так называемого «инновационного» сценария. Однако реальных механизмов по выходу на инновационный путь развития не предлагается.

Горизонт планирования в долгосрочном прогнозе для нефтегазовой отрасли явно недостаточен. Сегодня это 2030 г., то есть всего на 15 лет. Хорошо известно, что один только цикл геологоразведки может занимать от 7 до 15 лет, а проекты разработки, как правило, превышают 25 лет. Также не устраивает отрасль и «оперативность» построения соответствующих прогнозов. Ранее они выходили не чаще чем раз в три года, а по новому закону будут и вовсе раз в шесть лет. При этом за последние шесть лет на нефтяном рынке произошло два обвала цен и наблюдался период сверхвысоких цен. Кроме того, сама методология выбора сценариев по ценам на нефть, газ и соответствующих им обменных курсов, расчета инфляции непрозрачна и вызывает много вопросов.

Соответствующим сценариям Минэкономразвития бизнес не особенно верит. Понятно, что цены на энергоносители – неуправляемый фактор и прогнозы в данном случае – дело неблагодарное. Но есть и частично управляемые факторы, такие как инфляция, обменные курсы, которые находятся в руках Центрального банка и правительства РФ, однако по ним ожидания не оправдываются. Нет доверия даже в отношении полностью управляемых факторов, таких как тарифы естественных монополий и налоговый режим. Заложенные в прогнозе социально-экономического развития параметры динамики тарифов на газ, на электроэнергию, на транспортировку энергоносителей и налоговой системы не выдерживаются и пересматриваются ежегодно, иногда по нескольку раз.

Поэтому в компаниях принята практика использования собственных макропараметров для составления сценариев. У каждой компании формируется свой долгосрочный взгляд на будущее развитие внешних и внутренних рынков нефти и газа, отличный от официального. В принципе это нормально для частных компаний, в отношении же госкомпаний эта ситуация не вполне приемлема.

В прошлом году правительством РФ было принято решение об усилении роли государства в госкомпаниях, что привело к возвращению чиновников в советы директоров и повышению уровня представительства органов власти. Предполагается, что представители государства будут принимать более активное участие в согласовании стратегий госкомпаний (или долгосрочных программ развития, ДПР), инвестиционных программ и установлении ключевых показателей эффективности (КПЭ) для менеджеров. По идее это правильное в условиях кризиса решение должно приводить к тому, что стратегии госкомпании и их инвестпрограммы должны координироваться во избежание неэффективного расходования средств. Задача осложняется тем, что госкомпании зачастую конкурируют между собой на внутренних и внешних рынках за поддержку со стороны государства, в том числе финансовую, за инфраструктуру и рынки.

Но для того чтобы проводить объективную оценку инвестпрограммы, стратегии, у представителей государства в совете директоров должна быть сформирована четкая позиция в отношении макросценариев. Безусловно, эта позиция и видение в отношении макропараметров должны находить свое отражение в энергостратегии, в нефтяной и газовой генсхемах. Например, если Минэнерго полагает, что долгосрочная цена на нефть составляет $50–60/барр., то не должны согласовываться ДПР или инвестпроекты, в которых предполагается цена $100/барр.

Поскольку Минэкономразвития соответствующего видения не дает, на наш взгляд, государство должно формировать на отраслевом уровне соответствующие сценарии по макропараметрам и оперативно обновлять их по мере необходимости. В дальнейшем Минэкономразвития при формировании своих социально-экономических прогнозов может пользоваться отраслевыми сценариями, но не наоборот. По сути, это представляет собой реализацию подхода bottom-up в подготовке стратегических документов, а не top-down, заложенного в федеральном законе «О стратегическом планировании». Аналогично сформировать энергополитику и отразить ее в энергостратегии можно, только рассмотрев последствия регуляторных решений на отрасль в генсхемах. Последние документы более детальны, на их уровне реально можно оценить топливные балансы в зависимости от цен на энергоносители, налоговой и тарифной политики. Это означает, что генсхемы должны предшествовать энергостратегии, а не наоборот.

После того как будут сформированы сценарии развития и они найдут свое отражение в соответствующих стратегических документах, будет гораздо проще принимать согласованные решения по инвестпрограммам и стратегиям госкомпаний. Более того, только в этом случае можно будет эффективно осуществлять госполитику в отношении отрасли, в частности, в сфере поддержки отдельных компаний и проектов, а также по совершенствованию налогового режима.

Автор – управляющий директор VYGON Consulting

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать