Статья опубликована в № 4029 от 09.03.2016 под заголовком: От редакции: Торговля за жизнь

Личное дело международного масштаба

Судьба Надежды Савченко отражает ситуацию с конфликтом в Донбассе

Жизнь и здоровье бывшей украинской летчицы Надежды Савченко превратились в проблему международной политики. Слушание ее дела проходит в городском суде Донецка Ростовской области (см. статью на стр. 02). 3 марта Савченко объявила сухую голодовку, после того как суд перенес оглашение ее последнего слова на 9 марта. Она протестует против затягивания процесса и требует вернуть ее на Украину. Российское гособвинение потребовало приговорить украинку, обвиняемую в причастности к гибели двух российских журналистов и незаконном пересечении границы, к 23 годам заключения.

Во вторник освободить Савченко потребовали вице-президент и госсекретарь США Джозеф Байден и Джон Керри, ранее с аналогичными инициативами выступила пресс-служба верховного комиссара ЕС по иностранным делам и (в который уже раз) президент Украины Петр Порошенко.

Сейчас трудно найти вариант, который позволит сторонам решить вопрос без потери лица. Если Савченко умрет в сизо, последуют новые обвинения России в нарушении прав человека, пытках и помощи повстанцам на Востоке Украины. Немедленная выдача Савченко будет означать уступку давлению извне, неприемлемую для имиджа Кремля.

Следствие по делу Савченко идет с июля 2014 г., суд – с сентября 2015 г. Суд отказался приобщить к делу часть представленных адвокатами доказательств невиновности Савченко и провести независимые экспертизы. Отечественные судьи нередко переносят последнее слово обвиняемых, чтобы не торопясь написать приговор, отмечает адвокат Иван Павлов. Но Савченко восприняла отсрочку последнего слова как очередное затягивание процесса (объявленная голодовка не первая).

Дело Савченко на персональном уровне отражает ситуацию с конфликтом в Донбассе, гибридный характер которого позволяет сторонам использовать его во внешне- и внутриполитических интересах. Судьба украинской летчицы становится новым инструментом неформальной торговли между внешними сторонами конфликта, отмечает политолог Николай Петров.

Москва может игнорировать призывы официальных лиц США освободить Савченко: пункт минского соглашения об освобождении военнопленных и заложников касается Украины и непризнанных республик, а Россия официально в войне не участвует. Требования Байдена и Керри показывают: США недовольны нынешним состоянием дел на востоке Украины и намекают, что смерть Савченко может свести к нулю шансы на отмену «донбасских» санкций уже в этом году. Москве выгодно сохранение тлеющего конфликта, поскольку он дает ей рычаги давления на Киев и присутствие на международной арене. Кремль может санкционировать относительно мягкий приговор и помиловать Савченко (прошение осужденной для этого необязательно) на условиях смягчения санкций и ускорения конституционной реформы на Украине, считает Петров.

Ожидание политических решений Кремля по делу Савченко наверняка влияет и на следствие, и на суд. В Кремле с решениями тянут (и отрицают их возможность). Савченко голодает.