Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4062 от 25.04.2016 под заголовком: Человек недели: Алексей Кудрин

Алексей Кудрин возвращается к разбитому корыту

Разговоры о реформах могут оказаться просто политическим ходом

Возвращение Алексея Кудрина во власть свершилось в усеченном виде. Он возвращается не совсем во власть, а становится ее советником, стратегом. В Центре стратегических разработок (ЦСР), который был кузницей программы для первого срока Владимира Путина (назовем ее «Путин-1»), Кудрин займется подготовкой реформ. То есть, вероятно, программы «Путин-4».

Но реформы, которые готовила команда Германа Грефа в ЦСР, она потом и реализовывала в правительстве. Сейчас у власти нет даже подобия команды, способной хоть на какие-то преобразования. А кто это будет делать? – отвечают чиновники вопросом на вопрос о реформах. Самого Кудрина не ждут ни в правительстве, ни в Кремле. Опрошенные ВШЭ эксперты считают ничтожной вероятность реформ. И премьер Дмитрий Медведев лишь подтверждает это: «Любые форсированные преобразования усилили бы и продлили кризисные явления еще на несколько лет».

Сейчас разгорелась борьба за предвыборную президентскую повестку. Стыдно не принять участие в ее подготовке, думают чиновники и околовластные эксперты. Предложенные Кудриным реформы будут потом обсуждаться в экономическом совете при президенте, а в него входят уже эксперты разнообразных взглядов. Перетянуть на себя хотя бы часть подготовки повестки для Путина – выигрыш в аппаратной борьбе, не получить этот заказ – проигрыш. Инициативы по реформам торпедируют друг друга, обретая обычные бюрократические формы.

Призыв того же Грефа провести реформу системы госуправления реализовался пока в виде комиссии под руководством Путина и Медведева: система продолжила размножаться. Впрочем, другого финала и быть не могло: критикуя бюрократическую систему, реформаторы, по сути, предлагали ее расширить – прикрепить к гидре еще одну голову.

Сам Кудрин, говоря о реформах, предлагал раньше неприемлемый для власти вариант – экономические преобразования он считал возможными только при условии политических. И если он не изменил своим взглядам, то ему предстоит разработать реформу самого Путина – предложить поверить в ценности, которые ему не просто глубоко чужды, но и непонятны. Например, в свободу выбора. А в представлении Путина и его окружения «ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы», как говорил Великий инквизитор в «Братьях Карамазовых».

Так что разговоры о реформах и извлеченная «карта Кудрина» могут оказаться просто политическим ходом – видимостью готовности властей к реформам. Они уже пытались эту карту разыграть – где-то на полке пылится «Стратегия-2020» – программа «Путин-3».