Статья опубликована в № 4168 от 26.09.2016 под заголовком: От редакции: Конец смущению

Мораль против права

Почему «возмущенная общественность» все чаще оказывается сильнее закона

В воскресенье руководители московского Центра фотографии им. братьев Люмьер объявили о закрытии выставки Джока Стерджеса «Без смущения» из-за «широкого общественного резонанса». «Резонанс» был обеспечен так.

Субботний гневный пост в «Живом журнале» под заголовком «Выставка для педофилов» и с использованием фотографий, которых на выставке нет, вызвал реакцию сенатора Елены Мизулиной и нового детского омбудсмена Анны Кузнецовой – они обратились в прокуратуру с требованием проверить выставку. В обоих случаях присутствовала ссылка на Роскомнадзор, который якобы признал работы Стерджеса детской порнографией (ведомство выносило предупреждение различным сайтам, размещавшим работы Стерджеса, но не те, что были представлены на выставке). Добиться закрытия выставки пообещал и руководитель комиссии по безопасности Общественной палаты России Антон Цветков, сославшийся на жалобы возмущенных граждан.

В воскресенье днем выставку заблокировали активисты движения «Офицеры России» (им руководит тот же Цветков). Сам Цветков заявил, что в ходе диалога с руководством центра была достигнута договоренность о прекращении работы выставки (хотя размещенные в интернете снимки отсутствуют, но остальные все равно надо отправить на экспертизу). Судя по «Интерфаксу», руководитель центра Эдуард Литвинский с этим согласился.

По словам куратора выставки Натальи Григорьевой, выставка не нарушала никаких законов, имела все необходимые разрешения и маркировку 18+, а все обнаженные модели – совершеннолетние. К слову, на сайте Минкульта был анонс выставки и несколько фотографий – в воскресенье он оперативно исчез (но остался в кэше Google).

Итак. Абсолютно законная выставка закрыта в результате блокады некоего общественного движения (полиция почему-то не обратила никакого внимания ни на препятствование работе учреждения, ни на «массовую акцию», проведенную без согласования властей). Организаторы, зная о своей правоте, вынуждены подчиняться, а не обращаться в полицию и суд.

Подобные инциденты бывали и раньше. Можно вспомнить историю с разгромом выставки «Осторожно, религия!» в Сахаровском центре. Даже в Государственном Эрмитаже в 2012 г. некие петербургские казаки пытались закрыть выставку братьев Чэпмен «Конец веселья» (увидев в ней экстремизм). Михаил Пиотровский назвал обиженных идиотами, заметив, что «вкусы толпы... не могут служить ни эстетическим, ни нравственным ориентиром», а прокуратура не усмотрела признаков экстремизма. Даже погром выставки скульптора Вадима Сидура в московском Манеже в 2015 г. закончился для погромщиков пусть небольшими, но приговорами.

В 2016 г. времена настали другие. Сегодня организаторы и арт-сообщество готовы идти на поводу у незаконных требований «возмущенных граждан». Было уже несколько странных отмен концертов, теперь закрывается выставка. Активисты, которых не трогает полиция, сами воспринимаются как власть (или как ее добровольные помощники). Исторические параллели однозначны и негативны.